Музыкальное подземелье Румянцева: эпатаж на сцене, дуэт с Оксимироном и миссия рок-н-рольщика

Рок-группа «Пионерлагерь Пыльная Радуга» из Твери уже десять лет покоряет сердца и захватывает умы фанатов по всей стране.

Кто из нас не мечтал (а некоторые до сих пор мечтают) стать крутым рок-музыкантом, колесить по стране с концертами, иметь армию преданных фанатов? Зачастую люди мыслят о жизни музыкантов устоявшимися стереотипами. Думают, что это «ленивая профессия», называют рокеров, с легкой руки Виктора Цоя, «бездельниками». Им кажется, стоит только взять в руки гитару, сразу появится толпа поклонников, продюсерские центры откроют свои двери, музыкальные радиостанции расхватают твои хиты, и ты будешь купаться в деньгах и славе. Но это совсем не так.

Группа «Пионерлагерь Пыльная Радуга» (ППР) является профессиональной рок-группой. В этом году коллектив из Твери отметил 10-летний юбилей. Лидер ППР Алексей Румянцев в рамках проекта «TVERTEAM. Истории успеха» рассказал о российском роке и современном шоу-бизнесе.

От искры до костра

Солист группы «Пионерлагерь Пыльная Радуга» славится своим вызывающим поведением. Было время, когда он выходил на сцену исключительно с обнаженным торсом, но не зависимо от одежды Румянцев на каждом концерте выкладывается на полную, погружаясь в состояние творческого экстаза. Несколько дней назад тверская рок-группа сыграла в московском клубе «16 тонн». Алексей Румянцев посадил голос настолько, что во время интервью ему было тяжело говорить. Но уже через три дня «Пионерлагерь Пыльная Радуга» отправится в трехнедельный тур по городам Сибири и Дальнего Востока. «Очень надеемся, что не возникнет никаких флешбэков со второй волной», – больше всего переживает перед гастролями Алексей.

Пандемия полностью остановила концертную деятельность на полгода, музыканты как могли пытались привыкнуть к оседлой жизни. Весной тверской коллектив был вынужден прервать свой тур. Всё лето «Пионерлагерь Пыльная Радуга» работал над новым материалом. И вот теперь рок-группа возвращается на сцену.

Десять лет назад всё началось с того, что старые друзья, после долгого перерыва в общении, решили собираться по выходным, чтобы играть музыку. «Всем было по кайфу вспомнить, что мы делали раньше. Внезапно всё это перетекло в заряженный серьезный движ. Но не все в коллективе были готовы ездить с гастролями по стране, записывать альбомы. У кого-то уже был построен жизненный уклад. А у меня эта искра разгорелась в огромный костер, я не мог сидеть на месте. Если я что-то делаю, то это не просто так, для забавы», – резюмирует Румянцев.

– Что касается названия, то пионерлагерь присутствовал в моей жизни. Он открыл мне мир новых чувств, взглядов и ощущений. Когда дети впервые оставались без родителей, под присмотром вожатых, именно в пионерлагере у них были попытки делать то, что делать нельзя. Это и задало какой-то тон в дальнейшем. А «пыльная радуга» – это просто слова с максимальной разницей потенциалов. Они протестуют, противостоят, – объясняет лидер ППР.

Прежде чем стать профессиональным рокером, Алексей Румянцев сменил несколько рабочих мест. «По сути своей, я – маргинал, – смеется музыкант. – Сначала был чернорабочим на разных специальностях, потом в какой-то момент мне в руки попал компьютер, и я увлекся графикой. Стал самообразовываться. На протяжении 12 лет работал дизайнером рекламы. У меня вроде это получалось. Даже были какие-то амбиции, хотел развиваться дальше в области графического дизайна. Но понял, что все-таки это не мое. Как ступени от ракеты, всё это от меня отвалилось. Теперь занимаюсь только тем, чем действительно хочу».

Сейчас единственный источник доходов Румянцева – его музыкальная деятельность.

– Не люблю слово «профессиональный». Но я этим живу, да. Немногим это удается. В основном, по моему мнению, из-за недостатка упорства. Я всегда знал, что буду заниматься только музыкой. Но раньше мне мешала некая скованность сознания, мысль о том, что не смогу прожить, если не буду работать на какого-нибудь «дядю» и получать зарплату. Года три назад понял, что с концертов тоже что-то приходит, решил перешагнуть эту пугающую грань. Ничего страшного не произошло. Это гораздо интересней, да и денег, откровенно говоря, больше, – признается Алексей.

«Свободный на 90% – это не свободный»

Группа «Пионерлагерь Пыльная Радуга» играет андеграунд – некоммерческую музыку. Она не рвется на ТВ, не звучит по радио, музыка ППР оккупировала клубы и соцсети, и смогла занять место в плейерах «интеллигенции» и меломанов. Люди слушают эту музыку не благодаря хорошим пиар-кампаниям, а потому, что им посоветовали друзья, близкие по мировоззрению и мироощущению.

– На мой сольный концерт в Москве набрался полный зал – более 300 человек. Для меня это немало. Я не собираю тысячные площадки, да и не было никогда амбиций стать «стадионным» артистом. У меня своя атмосфера, – говорит рокер.

В отличие от коммерческих коллективов, андеграундные группы не стремятся сделать звук таким, чтобы он соответствовал мейнстриму, выбору большинства. По словам Алексея, погоня за трендами, частая смена стилей в итоге приводят к тому, что группа теряет свою индивидуальность. Андеграундная музыка, безусловно, не может конкурировать в популярности с коммерческой. У нее никогда не будет миллионов поклонников, но всегда останется некоторое количество людей, которые отдадут предпочтение именно этому стилю. Чего нельзя сказать о современной «попсе», у которой поток поклонников постоянно меняется. «Музыка должна оцениваться по ее собственной заслуге, а не по ее видимости», – считает лидер ППР.

– Я никогда не буду делать то, чего не хочу, что-то ориентированное на публику. Свободный на 90% человек – это не свободный человек, – акцентирует музыкант.

«Пионерлагерь Пыльная Радуга» выдает очень энергоемкие концерты. И останавливаться Румянцев не собирается. География туров с каждым годом расширяется.

– Возможно, когда-нибудь я могу устать от всего этого. Но тогда я стану, например, продюсером для других андеграундных исполнителей или ди-джеем. Так или иначе моя жизнь будет связана с музыкальным творчеством. Это единственная линия, по которой меня несет судьба, невзирая ни на какие препятствия. А их было немало. Порой мне кажется, это что-то, от меня не зависящее. Бывало, что руки опускались, хотелось всё бросить. Но что-то не дает мне упасть. Если занимаешься тем, что любишь на самом деле, что сидит в тебе на самом глубоком уровне, оно останется навсегда. Даже если захочешь сам соскочить, ты не сможешь, – рассуждает рок-н-рольщик.

Рок-музыкант – это сложнейшая профессия, требующая максимальной отдачи сил и здоровья. «Это едва ли можно назвать развлекухой», – говорит Алексей. Он может несколько месяцев быть в разъездах, а потом все дни и ночи проводить в своей «мастерской».

– Жена моя знала, с кем связала свою жизнь и за кого выходит замуж. Всё это она переживает вместе со мной. Надо ей отдать должное – держится молодцом! Естественно, бывает, что творческая жизнь конфликтует с семейной. Порой это трудно выдержать: меня долго не бывает дома, я часто пропадаю на репетиционной базе ночами, увлечен работой. Наша работа намного тяжелее, чем у многих. Но когда я нахожусь дома, стараюсь максимум своего внимания и любви отдавать жене и дочери. Я чувствую очень большую ответственность за это, стараюсь всё им компенсировать, – делился Алексей Румянцев. – Иногда во время тура случаются перерывы, и я приезжаю в Тверь, чтобы повидаться с родными. Зимой в основном проходят точечные концерты, так что часто нахожусь дома.

Рок жив?

Советские времена и 90-е стали временем расцвета русского рока. «ДДТ», «Наутилус Помпилиус», «Король и Шут», «Сплин», «Би-2» – далеко не полный список музыкальных коллективов, которые подарили нам те времена. Однако последние десятилетия не принесли новых имен. Алексей Румянцев поделился мыслями, что сейчас происходит с русским роком и какую музыку мы будем слушать в будущем.

– Вся наша страна сейчас находится в процессе долгого переходного периода пока непонятно куда. С музыкой, наверное, то же самое. По факту, рок-культура сейчас трансформировалась в рэп-культуру. Поменялась форма. Но при этом в процессе этой эволюции и у многих рэперов начали прослеживаться серьезные темы: социальные, экзистенциальные… В плане смысловой нагрузки там сейчас происходит значительно больше, чем в условном роке, с которым сейчас грустновато. Есть, конечно, отдельные артисты, которые находятся в глубоком андеграунде. Сегодня очень коммерчески ориентированная эпоха. Тех, кто находится наверху и называет себя рок-н-рольщиками, трудно назвать представителями рок-культуры. Они кричат о свободе, но свободы не знают. Эти артисты лишь отрабатывают свой прайс. К этому никак не надо относиться, с этим надо жить, – пожимает плечами музыкант.

После вопроса о том, каким должен быть настоящий рок, Алексей Румянцев делает паузу: «Настоящая рок-музыка должна представлять из себя максимальную концентрацию жизненного опыта исполнителя, его действительно значимых переживаний, которые он, пропустив через себя, выбрасывает обратно. А какое содержание она должна нести, зависит от того, какой опыт получил музыкант. Некоторые исполнители, например, пишут социальные и политические треки, потому что это их заботит. Мне интереснее транслировать сугубо личные вещи, которые не в новостях по телевизору показывают, а которые находятся у меня внутри. Рок-музыкант должен говорить о том, что еще никто не слышал, или передавать это так, как еще никто не делал».

Два года назад группа «Пионерлагерь Пыльная Радуга» выпустила клип на песню «Безумное злобное вечное». На видео можно заметить одного из самых известных рэперов России Оксимирона. Хип-хоп-исполнитель и баттл-эмси собирает стадионы и является кумиром десятков тысяч. Баттлы с его участием набирают миллионы просмотров. В 2017 году Оксимирон отправился в США, где впервые участвовал в рэп-баттле на английском языке. В 2018 он приехал в Тверь, чтобы записать вместе с «Пионерлагерем Пыльная Радуга» общую песню.

– До сих пор ее делаем. Очень сложно идет, – говорит Румянцев. – Никаких прогнозов дать не могу. Пока нам обоим не понравится то, что получается, песня не выйдет в свет. В этом плане мы с Оксимироном похожи.

Честное творчество

Считается, что творчество рок-музыкантов несет миссию – делать мир лучше. И не обязательно петь о чем-то светлом и добром. Иногда, чтобы сделать мир лучше, нужно петь и о негативных моментах. Важно давать философскую оценку, но ни в коем случае не судить.

– В моем творчестве нет какой-то одной эмоции. Там широкий спектр переживаний и чувств. У меня очень много средств выражения. В песне «Олигофрен» я выражаю свое недовольство по поводу того, что сейчас происходит в мире людей. Песня «Над морем, над сушей» – это мощный жизнеутверждающий заряд, который должен дать людям веру в единение. Мне кажется, это и есть одна из граней нашей миссии. В рок-музыке нет границ, можно переходить все критические пороги, если, конечно, сам не боишься. Порой приходится использовать нецензурную лексику. И это правильно! – считает Алексей.

«Настоящий рок сейчас находится в глубоком подземелье. Нас очень мало. Но я уверен, что нахожусь на своем месте. Мне важно делать свое дело абсолютно честно», – добавил музыкант.

По словам Алексея Румянцева, многие сравнивают стиль ППР с группой Nirvana. Он этого мнения не разделяет. Естественно, в любом творчестве есть чье-то влияние, но не заимствование. Всегда должна быть уникальность.

– Конечно, я на кого-то ориентировался. Никто на пустом месте не растет. Должна быть определенная почва, – говорит Румянцев. – Ориентироваться – это не значит что-то у кого-то воровать. Музыканты наблюдают за стилями и направлениями других исполнителей, затем всё это варится и перемешивается в их внутреннем котле. На выходе получается уже что-то индивидуальное. В этом и есть смысл. Через меня прошло очень много музыки. Это рок из разных времен, зарубежный и русский, рэп. Если начну перечислять, это займет много времени. Флагманами русского рока для меня всегда останутся Егор Летов (лидер группы «Гражданская оборона») и Яна Станиславовна Дягилева (автор-исполнитель, участница группы «Гражданская оборона»).

Стимуляторы для артиста

В рок-музыке множество мифов и легенд, самые популярные из которых – о злоупотреблениях музыкантов наркотиками, абсолютно безбашенных выходках и так далее. Именно так якобы должны себя вести настоящие рокеры.

– В любой культуре есть взбалмошные, эксцентричные исполнители, которые совершают всякие непотребства, не только в роке, – говорит Алексей. – Я как-то перенаправляю это на сцену. Например, могу выйти к зрителям без штанов. Таким образом я показываю свою развязность. Это часть нашего представления. Люди в зале должны высвободить свои эмоции. Ну а что касается стимуляторов, наркотики я никогда не пробовал. Да и желания не возникает. Я этого очень боюсь: прекрасно знаю, к чему это приводит.

В завершение беседы Алексей Румянцев дал совет начинающим музыкантам: что нужно для того, чтобы обрести известность и стать рок-звездой? Для начала необходимо заучить наизусть простую истину. Главное здесь – любовь и одержимость.

– Либо в тебе это есть, либо этого нет. Если есть, то у тебя не возникнет вопросов, как стать профессиональным музыкантом. Если ты выдаешь внятный и искренний материал, рано или поздно он увидит свет. Я бы посоветовал просто отсеять из головы мысли о выгоде и популярности. Если занимаешься музыкой, занимайся ею. Только тогда начнешь делать что-то настоящее. Думать о том, как бы так сделать, чтобы твои песни зашли, – это уже путь к провалу. Возможно, ты и станешь популярным, но это не будет музыкой. Нет другой награды, чем плоды твоего дела. Всё остальное – побочное, – подвел черту Алексей Румянцев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.