Military History Visualized (Австрия): немецкий Panzer III против Т-34

Давайте сравним два самых важных танка 1941 года, немецкий Panzerkampfwagen III Ausführung H и советский Т-34. Обычно в таких случаях смотрят сырые данные, то есть статистику. Мы этим тоже займемся, но очень кратко, потому что я считаю, что ее надо оценивать на основе более тщательного анализа ситуации в целом, но не выходя на рамки технической и тактической области.

Итак, давайте рассмотрим выбранные нами критерии, а именно: огневую мощь, эргономику и обзор, бронезащиту, мобильность и связь. На них влияют самые разные факторы, например, качество изготовления и качество материалов для производства. Тем не менее я не учитываю ни подготовку экипажа (в отличие от Стивена Залоги), ни доступность (как это делает Борис Кавалерчик). Вместо этого мы сосредоточимся на технико-тактическом уровне. Таким образом, мы рассматриваем готовые танки, предполагая их исправность и стандартное вооружение. Так что никаких Panzergranate 40…

Итак, начнем с огневой мощи. Panzer III поставлялся с короткоствольной 50-мм пушкой Kampfwagenkanone L/42, тогда как T-34 имел 76-мм пушку Ф-34.

Если посмотреть на пробивание бронеплит под углом 30 градусов, то у Ф-34 показатели явно выше. Даже с расстояния в полтора километра 76-мм бронебойный снаряд имеет большую пробивную силу, чем Panzergranate 39 Panzer III с расстояния в 100 метров. Не вызывает никаких сомнений, что по бронебойности советское орудие намного лучше. Кроме того, у него была намного выше взрывная сила, чем у немецкой 50-мм пушки. В конце концов, 50-мм снаряд был значительно меньше и легче — около 2 кг — тогда как 76-мм снаряд весил около 6 кг. Обратите внимание, что это общий вес, а не отдельно взрывной заряд.

Конечно, следует добавить, что у немцев был и Panzergranate 40 — высокоскоростной бронебойный снаряд с вольфрамовым сердечником. На дистанции 100 метров его пробивная способность была выше, чем у обычного снаряда и чем у Т-34 — то есть 94 мм. Тем не менее, это был специализированный снаряд, который встречался довольно редко: «В результате поставки оказались весьма скромными, и большинство немецких танков к лету 1941 получило всего по пять снарядов этого типа», — отмечает Залога.

Поэтому стандартными боеприпасами я их не считаю. Кроме того, его пробивная способность с увеличением расстояния резко падает. На дальности 500 метров она снижается до 55 мм. Таким образом, все это мало влияет на общую оценку. Однако, как отмечает Кавалерчик, огневая мощь — это не только пробивная способность и взрывная мощность снаряда: «Огневая мощь танков определяется способностью вооружения уничтожать обозначенные цели. Но для этого необходимо попадание в цель, а тут многое зависит от возможностей прицелов».

И это серьезная проблема. Оптика советских танков была ниже качеством, чем у немецких, поэтому вероятность попадания была ниже. Немецкие танки были оснащены оптическими прицелами с коэффициентом увеличения, аналогичным советскому. Однако зона обзора у Panzer III составляла от 23,5 до 25 градусов, тогда как у Т-34 — лишь 14,5 градусов. Это означает, что с одинакового расстояния советский башенный стрелок видел через прицел лишь треть зоны, которую видел его немецкий соперник.

Проблема усугублялась еще и тем, что советский прицел пропускал лишь 39% света. В результате при хорошем освещении Советы могли вести огонь с расстояния около 800 метров, тогда как немцы — с 1 500 метров, хотя в силу ограниченной пробивной способности и общей дальности стрельбы летом 1941 этим можно пренебречь. И все же в условиях низкой освещенности, таких как туман, дождь или снег, немцы имели явное преимущество. Это отмечает и Залога: «После эвакуации ключевых оптических заводов в 1941 году оптическое качество советских танковых прицелов было хуже, чем у их немецких аналогов». Один советский командир танка вспоминал: «Мы всегда признавали высокое качество цейссовских прицелов… У нас ничего подобного не было».

Кроме того, Кавалерчик писал, что были проблемы с хрупкостью советских снарядов, но доказательства приводит лишь против брони «Тигров». В данных «Танковых архивов» (tankarchives. blogspot. com) о стрельбе по танкам Panzer таких проблем не отмечается. Не думаю, что летом 1941 года с этим были трудности.

Одним из факторов, явно снижавшим огневую мощь Т-34, было то, что его фактическая скорострельность, точность и время наводки были неоптимальными, о чем сообщалось в письме наркому бронетанковой промышленности в марте 1943 года. Т-34 был тогда уже зрелым продуктом: «Одним из основных конструктивных недостатков Т-34, существенно снижающим его боевую мощь, является низкая скорострельность, малая скорость прицеливания и малая точность стрельбы».

Таким образом, с учетом этих особенностей победителем по огневой мощи выходит Т-34, хотя и с небольшим отрывом. При этом важно отметить, что Кавалерчик приходит к иному выводу. «Короче говоря, вооружение советских танков казалось впечатляющим лишь на бумаге. В действительности его эффективность оставляла желать лучшего». Это потому, что он использует другие критерии. И поскольку один из них крайне важен для понимания операции «Барбаросса», я рассмотрел его в отдельном видео на моем втором канале.

А пока давайте перейдем к следующему фактору, а именно к эргономике. Пора дать слово человеку, который посидел внутри обоих этих танков — и массы других. Это Николас Моран (Nicholas Moran), он же «Вождь» (Chieftain).

Panzer III был очень хорошим танком, но со своими недостатками. Но я не буду вам рассказывать, что это идеальный танк. Не приведи Господь, если бы вам пришлось менять на нем трансмиссию.

Мне с моим ростом 1,98 в Panzer III места хватает. Я могу без проблем управлять Panzer III на любой позиции, и мне очень удобно. И конечно, среднему немцу из экипажа того времени там работалось удобно и эффективно. Про Т-34 этого сказать никак нельзя. При испытаниях Т-34 сильно ругали его оптику. Не устраивала видимость, причем с любой позиции — водителя, командира, наводчика.

Прицел имел угол обзора в 120 градусов, и это была бы просто фантастика, если бы не мешали другие вещи. Правда, было то преимущество, что это перископический прицел — благодаря ему можно устраивать засаду из положения «в окопе». Но опять же, тогда были трудности с перегрузкой экипажа и отсутствием подготовки. Так что выходит, что воспользоваться им в полной степени экипажи Т-34 не могли. У немцев же была вращающаяся башня, и цели находил командир танка — у стрелка прицела не было. Как ни странно, на самоходных установках такой проблемы не было. И у них была довольно вменяемая оптика, хорошая четкость и относительно широкое поле зрения. Таким образом, они могли быстрее находить цели, быстрее наводиться и быстрее начинать стрельбу.

Эргономика Т-34

Итак, получается, что ваше место съедает подвеска и броня, ваша оптика далека от идеальной, а экипаж жестко перегружен. Кроме того, есть проблемы с элементарным управлением и пресловутой коробкой передач. Особенно на первой паре сотен машин (дальше этот момент начали потихоньку исправлять).

Боже, помоги переднему стрелку, — он не только ничего не видит, но даже собственного люка у него нет. Так что, если придется спасаться, надеяться остается только на Бога. Думаю, вы понимаете, к чему я клоню. На бумаге Т-34 был машиной фантастической, и со временем действительно превратился в отличный танк. Но в 1940-41 годах он был далек от бумажной статистики. Немецкая же машина была ровно такой, как ее проектировали.

Многие из проблем, которые упомянул Вождь, были связаны с тем, что у Т-34, в отличие от Panzer III, не было трехместной башни. Поэтому командиру Т-34 приходилось выполнять обязанности, не связанные напрямую с управлением танком или обнаружением противника, что еще больше снижало эффективность обнаружения и взаимодействия с другими танками.

Кроме того, справиться с отсутствием нормальных прицелов не удавалось никак: «Плохая конструкция люков у Т-34 не позволяла командирам танков ехать, высунув голову», — отмечает Дэвид Гланц. В итоге немцы быстро адаптировались: «Летом 1941 года в немецкой брошюре с инструкциями по противодействию советским танкам рекомендовалось стрелять по ним из обычных пулеметов, начиная с расстояния 800 метров, чтобы заставить их задраить все люки».

Вот и все насчет Т-34. Таким образом, по эргономике и обзорности Panzer III выходит явным победителем, а это означает, что боевая эффективность Т-34 в других сферах была значительно снижена.

Как отметил Вождь, одной из причин неудобств для экипажа Т-34 была наклонная броня. Давайте рассмотрим броневую защиту. Смотреть придется бронепластины и угол, поскольку именно угол определяет эффективную толщину. Обратите внимание, что наклонная броня также увеличивает вероятность отскока (отражения) выстрела.

По броне Т-34 превосходил Panzer III во многих отношениях. Залога отмечает: «Т-34 стал революционным шагом вперед в конструкции средних танков. Его броня была необычайно эффективной для среднего танка, хотя и примерно такой же толщины, как и у новейшего Panzerkampfwagen IV Ausf F. Сильный наклон брони удвоил ее защитную эффективность без соответствующего увеличения веса машины». Хотя Вождь считает, что наклонная броня на самом деле не была такой уж революционной.

Все отдают ей должное, но ничего революционного в ней нет. Наклонная броня восходит к Первой мировой войне. Посмотрите на французский FT — наклонная, посмотрите на немецкий A7V — тоже наклонная. Так что не то чтобы немцы не понимали наклонную броню, а потом у Советов вдруг настало откровение. Скорее это проблема объема. Когда наклоняешь броню внутрь, это скрадывает пространство внутри танка. А это место, которое можно использовать для размещения боеприпасов или членов экипажа, — чтобы у них было хоть немного свободного места для нормальной работы.

И даже Советы со временем поняли, что это была глупая идея. Посмотрите, на преемника Т-34 — Т-44. Но и это еще не все: качество стали, сварка и другие производственные моменты тоже влияют на прочность броневых листов. Так, Германия для корпусов и башен использовала в основном катаную броню. В целом, катаная броня по сопротивлению ударам и пробиванию примерно на 15% лучше литой. Однако это преимущество в некоторой степени компенсируется различными углами наклона и неправильной формой, которая возможна при отливке.

Проблема была в том, что в Советском Союзе довольно долгое время для литья башен Т-34 использовалась сталь не самого лучшего качества. Еще один момент — броневые листы и качество изготовления Т-34 зачастую были невысокими. Метод сварки с проплавлением основного металла отличался от немецкого подхода и мог серьезно снизить качество брони. При этом из-за перегрева брони вокруг сварных швов и выгорания в ней углеродных и легирующих элементов прочность брони падала в два-четыре раза. В результате 37-мм бронебойные снаряды могли пробивать лобовую часть корпуса первых Т-34 в районе носовой перекладины и в других местах стыка сварных частей. Иногда сварка приводила к трещинам внутри брони.

Однако, пожалуй, главной причиной трещин было низкое качество брони. Дело в том, что в СССР в то время не было достаточно точных приборов для контроля температуры и химического состава металла в печах, а значит и при плавке нередко приходилось действовать по наитию.

Хотя пробить Т-34 37-мм снарядом сложно, танк явно не был защищен от них полностью, как часто утверждали. Это подтверждается советскими статистическими данными о потерях Т-34 с июня 1941 года по сентябрь 1942 года: «4,7% из них подбиты 20-мм снарядами, 10% — 37-мм снарядами, 61,8% — 50-мм снарядами, 10,1% — 75-мм снарядами, 3,4% — 88-мм снарядами и 2,9% — 105-мм снарядами. Калибр снарядов, подбивавших оставшиеся 7,1% этих танков, определить не удалось».

Как это часто бывает, статистика немного обманчива. Обратите внимание: 20-миллиметровые снаряды на самом деле были 50-миллиметровыми с вольфрамовым сердечником диаметром 20-мм, как мне сообщил Питер с сайта «Танковые архивы». Кроме того, любопытно, что на знаменитую 88-мм зенитную артиллерийскую установку пришлось менее 4% потерь.

В любом случае, давайте на этом закончим. По броневой защите Т-34 превосходил Panzer III, хотя на эффективности брони Т-34 отрицательно сказывались технологии изготовления и качество материалов. Казалось, все эти факторы не должны были сказываться на общей картине. Тем не менее около 10% Т-34 были подбиты 37-мм орудиями — хотя и вероятно, что при особых обстоятельствах. Это становится тем очевиднее, если учесть, что немецкая армия в июне 1941 года имела в общей сложности 15 700 единиц 37-мм орудий и лишь 2 100 единиц 50-мм орудий в качестве противотанковых орудий либо установленных непосредственно на танках. Так что это говорит и об эффективности 50-мм орудий в уничтожении Т-34. Тем более, что около 50% 50-мм орудий в 1941 году было установлено на Panzer III.

Но давайте не будем отклоняться от темы, ведь Гейнц Гудериан, которого многие считают отцом немецких бронетанковых войск, как известно, заметил: «Двигатель танка — такое же оружие, как и главная пушка». Поэтому давайте посмотрим на мобильность наших красавцев.

При весе всего в 21,5 тонны во всех остальных отношениях Panzer III был слабее. Его максимальная скорость была всего 40 км/ч — против 55 км/ч у Т-34. Кроме того, у него было выше удельное давление на грунт (0,2 кг/см2), а соотношение мощности на тонну было порядка 14 против почти 18 у Т-34.

Но опять же, есть и другие факторы, которые сокращают разрыв. У Т-34 были проблемы с воздушным фильтром и системами охлаждения, и это ограничивало его возможности в летнее время: «Например, с 1941 по 1943 год, когда температура воздуха поднималась выше 25 градусов, двигатель Т-34 перегревался через 12 минут работы на 400 лошадиных сил. В этих условиях он мог непрерывно выдавать лишь 315 лошадиных сил, а это ограничивало скорость танка потолком в 30 км/ч», — пишет Кавалерчик. Хотя тот же автор ранее признавал, что по опыту танк в бою редко достигает максимальной скорости, это все же влияет на общие характеристики Т-34.

Более серьезной проблемой Т-34 была подвеска Кристи (или свечная подвеска). Хотя она давала множество преимуществ, например, дополнительную защиту за счет больших колес, увеличенный срок службы и снижение сопротивления, но занимала больше места внутри танка. И одной из главных проблем было отсутствие амортизаторов.

Это огромный контраст с Panzer III, у которого была одна из лучших подвесок того времени (основанная на торсионной системе, которая используется до сих пор, в отличие от подвески Кристи). Однако общий ее эффект все же был ограничен, поскольку по проходимости, особенно по грязи и снегу, Т-34 явно выигрывал. Хотя ехать в Panzer III явно было комфортнее, в целом он явно уступал. Так что решающий фактор, который делает Т-34 явным победителем, — это его проходимость. Потому что снег и грязь в России не закончились даже при коммунистах с их дефицитами.

Итак, перейдем к последнему фактору — коммуникациям. Это важный элемент, ведь война, особенно танковая — это командная работа, и члены экипажа очень зависят друг от друга. Как отмечается в немецком полевом руководстве: «Каждый член экипажа должен четко осознавать, что ошибки и упущения отдельного человека могут привести к потере танка и всего экипажа». Кроме того, танки должны еще и поддерживать друг друга, как объяснялось в предыдущем ролике о тактике немецких танков. Таким образом, бортовая связь и связь с другими танками имеют первостепенное значение для боевой эффективности как отдельных машин, так и целых танковых частей.

Итак, взглянем на основные данные. Для связи между танками Красная Армия использовала радиостанцию 71-ТК-3. Теоретическая ее дальность в стационарном режиме составляла около 25 км, а в движении — от 15 до 18 км, в зависимости от источника. Система внутренней связи Т-34 ограничивалась командиром и водителем.

На Panzer III же стояли Fu-2 и Fu-5 с диапазоном в движении от 2 до 3 км в голосовом режиме. Внутренняя связь была у командира, водителя и радиста. В 1941 году система была улучшена, охватив еще и наводчика, но я не нашел информации, было ли это преобразование завершено до «Барбароссы».

В теории советская радиосистема кажется лучше, но с ней было немало проблем. Одна из них заключалось в том, что она была доступна лишь в ограниченном количестве. Радиосвязь стояла лишь на одном Т-34 из четырех, остальные танки пользовались флагами и сигнальными ракетами.

Это был разительный контраст с немецкими танками, которые имели по меньшей мере приемник и таким образом могли получать приказы, тогда как командиры взвода и выше имели уже двустороннюю связь.

Кроме того, советские радиостанции имели различные недостатки и не соответствовали техническим требованиям: «Так, радиостанция 71-ТК-3 хотя теоретически имеет заявленную дальность до 15 км, на практике дальность в движении составляет около 6 км, и, как сказал один танкист, „эта система сложная и ненадежная». Очень часто выходила из строя, и починить ее было непросто», — пишет Александр Хилл.

Еще одна проблема заключалась в том, что частота постоянно сбивалась и требовала регулярной настройки. В октябре 1941 года Советы провели испытания немецкой радиостанции и пришли к следующему выводу: «По всем основным характеристикам радиостанция немецкого танка превосходит установленную на отечественном танке. Считаю полезным провести проектирование и разработку танковой радиостанции нового типа на базе имеющихся немецких образцов», — цитирует Кавалерчик.

С переговорной системой советских танков была аналогичная проблема: она едва работала. Таким образом, командир и водитель использовали личный способ общения, что звучит романтичнее, чем это было на самом деле. Один водитель-механик, который воевал на Т-34, вспоминал: «Связь осуществлялась ногами. То есть у меня на плечах стояли сапоги командира танка. Он толкал меня в левое или правое плечо, чтобы показать, куда поворачивать. А если надо было остановиться, он стучал мне по голове». Таким образом, в области коммуникаций — явный победитель Panzer III.

Итак, подведем итоги. Исходя из чистых характеристик на бумаге, Т-34 явно лучше. Но бои ведутся не на бумаге, а в реальном бою. Принимая во внимание различные отклонения от конструктивных характеристик в незначительных, но важных деталях, таких как оптика и эргономика, пресловутый огромный разрыв между Panzer III и T-34 во многих моментах сокращается. Это в определенной степени объясняет, почему влияние Т-34 было столь ограниченным, хотя количество Т-34 летом 1941 года нельзя назвать низким. Советский Союз имел порядка 1 037 Т-34 в механизированных корпусах, а всего в момент вторжения было почти 1 400 Т-34 — правда, почти 400 из них находились на заводах. Вермахт же направил на Восточный фронт 976 Panzer III, некоторые из которых были оснащены к тому же гораздо более слабой 37-мм пушкой.

Причины ограниченного воздействия Т-34 на том отрезке войны выходит за рамки технико-тактического аспекта, рассмотренного в этом видео. Эти факторы включают в себя разницу в подготовке экипажей, военной доктрине, тактике и непосредственной авиационной поддержке. А также многие другие моменты, в которых Вермахт летом 1941 года имел явное преимущество.

Тем не менее из различных источников очевидно, что Т-34 не раз наносили по немецким бронетанковым войскам тактические удары, которые запомнились своим шоковым эффектом. Однако в целом Т-34 можно было побеждать достаточно регулярно, и это ограничивало их боевой уровень. Еще это связано с нехваткой запчастей, боеприпасов и других элементов, которые также снижали его эффективность.

Со стратегической стороны следует добавить, что Т-34 был оптимизирован под массовое производство, что порой влекло за собой менее выгодные технические решения и сниженное качество изготовления. Кроме того, в начале войны вносить улучшения в его конструкцию было труднее, поскольку Советский Союз сделал ставку на Т-34 с его известными недостатками, вместо того, чтобы переходить на конструкцию Т-34М, как планировалось изначально. На это решение, вероятно, повлияла потеря важных заводов и оборудования.

В любом случае, дайте мне знать в разделе комментариев или на Patreon, что вы об этом думаете. Большое спасибо Вождю, обязательно посмотрите видео на его канале.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.