Ледяная война: арктические льды отступают, военные наступают (The Guardian, Великобритания)

В этом месяце толщина морского льда в Арктике почти побила антирекорд за всю историю наблюдений, и модели предсказывают, что к лету 2035 года лед стает полностью. Но даже на фоне надвигающейся катастрофы некоторые мировые державы увидели возможность защитить свои геополитические и коммерческие интересы — и военные.

Великобритания, США и Канада расширяют географию военных учений в Арктике, и фотограф и кинорежиссер Луи Палу (Louie Palu) последние пять лет снимал, как солдаты противостоят природе, столь же враждебной и смертоносной, как и любой враг. Он снимал прыжки с парашютом в горах Аляски, подледные тренировки на озерах Северо-Западных территорий, как подводные лодки выходят из-под льда в море Бофорта, как строят иглу и как работают радары в Нунавуте. Он говорит, что видел обморожения у солдат, а во время учений в Финляндии даже смерть в автокатастрофе.

«В каждой фотографии таится элемент неудачи или катастрофы. Или абсурда», — говорит Палу. — Я дважды ломал ребра. Поцарапал льдышкой роговицу. Единственное, чего солдаты еще боятся, чем шестидесятиградусных морозов — это Афганистана, где нужно пробираться через растяжки».

Арктика всегда была чем-то вроде чистого листа, местом настолько бесплодным и необъятным, что манила людей, занимая их мечты и страхи. Как писал знаменитый летописец крайнего севера Барри Лопес (Barry Lopez), «желания и стремления людей стали столь же осязаемой частью этой земли, как ветер, животные и яркие поля каменистой тундры».

Для исследователей 16-го века Арктика была перспективным торговым путем на Восток. Для китобоев 17-го — Эльдорадо из ворвани (ворвань — устар., жир, добываемый из сала морских млекопитающих — китов, тюленей, белух, моржей, дельфинов, — прим. ред.) и моржовых клыков. Для военных стратегов времен холодной войны — кратчайший путь баллистической ракеты.

​После распада Советского Союза об Арктике, считай, забыли до 2007 года, когда подводный аппарат установил на Северном полюсе титановый российский флаг, подчеркнув притязания Москвы на обширное морское дно и соответствующие экономические права, разгневав Вашингтон и Оттаву. С тех пор частично пересекающиеся претензии на часть морского дна подали Дания и Канада.

«Воображение и неизведанное — вот два бутылочных горлышка, к которым все сводится, — говорит Палу. — Это туманное будущее нашей планеты из-за перемены климата, поскольку открылась целая часть мира, до которой раньше никому не было дела».

Но добычу ресурсов потепление Арктики подхлестнуло даже больше, чем экологические переживания. Ожидается, что в этом году объем грузов по Северному морскому пути вдоль арктического побережья России — который, как надеется Владимир Путин, станет альтернативой Суэцкому каналу — достигнет 32 миллиона тонн, причем 80 процентов из них — нефть и газ с огромных месторождений на полуострове Ямал. Государственный нефтяной гигант Роснефть бурит на шельфе самую северную в мире нефтяную скважину и разрабатывает якобы крупнейший в мире сухопутный нефтяной проект.

С американской стороны, администрация Трампа пообещала до конца года распределить квоты на буровые работы в арктическом национальном заповеднике. Еще Трамп отменил распоряжение эпохи Обамы о приостановке дальнейшей разработки шахты Пеббл, заложив основу для будущей добычи золота и меди, несмотря на предупреждения экологов, что это навредит крупнейшему в мире промыслу нерки.

С ростом экономических интересов на севере прибавилось военных патрулей для проверки или защиты территориальных границ. После заявления госсекретаря США Майка Помпео в 2019 году, что «настал момент для Америки заявить о себе как об арктической державе», в мае США развернули у северного побережья России эсминцы — впервые с 1980-х годов. В июле американские ВВС впервые обнародовали свою арктическую стратегию. В прошлом месяце сенатор Дэн Салливан (Dan Sullivan) заявил, что США направят 100 истребителей F-22 и F-35 пятого поколения на Аляску, где только за этот год американские самолеты перехватывали российские не менее десятка раз.

Сообщается, что подо льдом в невиданных со времен холодной войны количествах прячутся американские и российские подводные лодки, а на прошлой неделе судно главного российского управления глубоководных исследований, которое разрабатывает ядерный подводный беспилотник и, предположительно, нацелено на арктические оптоволоконные кабели, вернулось в порт из своего первого плавания по арктическим морям.

Никто всерьез не верит, что Россия развернет свои недавно разработанные боевые снегоходы в бухте Резольют или что США высадят десантников по ту сторону Берингова пролива. Но чем больше в Арктике оружия, тем выше риск случайных столкновений или перестрелок.

«Вероятность „горячего» конфликта с участием сухопутных войск очень мала, — говорит научный сотрудник Вашингтонского Арктического института Лилиан Хуссон (Lillian Hussong). — Что меня беспокоит, так это что всякое соперничество чревато риском просчета. Большой риск в Арктике связан с просчетами и непониманием намерений противника».

Участие в делах региона «приарктического государства» — Китая — усложняет картину еще больше. Страна только что отправила свой второй ледокол Snow Dragon 2 в первый рейс для сбора донных отложений в Северном Ледовитом океане, а пекинская Cosco — единственная из пяти крупнейших контейнерных компаний, кто ежегодно отправляет свои суда по Северному морскому пути в рамках российско-китайской инициативы «Ледовый шелковый путь». Многие на Западе подозревают, что эти научные и коммерческие начинания могут закончиться шпионажем или военной деятельностью.

«Я проинтервьюировала 117 с американских военных и дипломатов из арктических районов, и все они говорили о китайцах, — рассказывает Хуссон. — И когда я расспрашиваю их об угрозах в Арктике, некоторые вообще не вспоминают Россию, а после изменения климата сразу же называют Китай».

Крепнущее торговое и военное соперничество на Крайнем Севере на самом деле отвлекает нас от реальной проблемы — перемены климата и ее разрушительных последствий. Таких, как смертельная вспышка сибирской язвы на севере России в 2016 году, снежный дождь, приведший к голодной смерти тысяч оленей, и таяние вечной мерзлоты, которое этим летом повлекло за собой крупнейший за всю историю разлив нефти в Арктике. Рассуждая о наращивании сил в Арктике в последнем выпуске журнала Foreign Affairs, один американско-британский профессор заключил, что США стремятся «к ненужной конфронтации в регионе, где реальный враг — не призраки холодной войны, а надвигающаяся экологическая катастрофа».

В этом свете масштабные военные учения, которые снимал Палу, отдают скорее высокомерием и спесью, чем мастерством.

«Чего они ждут? Они ждут того, чего сами не знают», — заключил Палу. «Так что эта угроза мнимая, но ирония в том, что изменение климата — как раз реально. Это перемена климата уничтожит там все до основания, а не армия противника».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.