Le Figaro (Франция): турецкий империализм нарушает права армянского народа

Стоит ли защищать наследие товарищей Ленина и Сталина на Кавказе? Именно такой вопрос следует задать всем нам после попыток найти любые возможные оправдания турецкой агрессии против Сирии, Ливии, Греции и Кипра. Нельзя закрывать глаза на войну, которую исламистско-империалистический режим Анкары сейчас развернул против армян руками Азербайджана.

Кроме того, стоит задуматься о причинах западной снисходительности к этому режиму (он все еще активно финансируется ЕС), который привлек в качестве вспомогательных войск остатки «Исламского государства» и «Аль-Каиды» (запрещенные в России организации — прим. ред.) на Ближнем Востоке, а затем направил их в Ливию и на Кавказ. Почему Германия оберегает его от санкций? Из-за положительного внешнеторгового сальдо в 2,5 миллиарда и 3 миллионов немецких турок, 65 процентов которых голосуют за Эрдогана?

Заслуживает внимания и мотивация тех, кто так любят причитать о «возвращении темных дней», но почему-то не возмущаются при виде агрессии государства, чье отрицание геноцида армян стало официальной доктриной в школах и вузах. Представьте на миг, какую международную реакцию вызвало бы нападение Германии на Израиль!

Наконец, пора прекратить использовать слово «сепаратизм» в отношении Нагорного Карабаха (Арцах для армян), чье население с давних пор на 90 процентов состоит из армян. Он стал частью Азербайджанской ССР только в 1921 году. Территория этого государства была завоевана Российской Империей в XIX веке, а его лидеры участвовали в геноциде армян и сами устраивали расправу над ними (в том числе в Арцахе) в период между большевистской революцией и советизацией региона.

Арцах был присоединен к Азербайджану в июле 1921 года наркомом Сталиным по решению Ленина в стремлении угодить националисту Кемалю, который подписал в СССР соглашение в марте. В декабре 1920 года он уже победил первую армянскую республику, которая была вынуждена перейти к Советам, чтобы избежать полного уничтожения турками.

На самом деле карабахский вопрос является всего лишь очередным проявлением проблемы, которая возникла еще в период войн в Югославии: речь идет об утверждении внутренних административных границ распавшейся федерации в качестве новых международных границ. Дело в том, что внутри управляемой железной рукой федерации внутренний административный раздел не играет практически никакой роли. Во многих случаях границы чертили в угоду сиюминутным обстоятельствам. Тито пытался ослабить Сербию, поместив как можно больше сербов под юрисдикцию других югославских республик. Хрущев подарил Крым Украине, чтобы там хоть немного забыли репрессии, которые он устроил после 1944 года.

Но после исчезновения таких федераций внутренние границы становятся международными, и население может оказаться в государстве, к которому совершенно не хочет относиться, будь то Донбасс или Арцах.

Это неприятие особенно сильно в случае сербов, которые были жертвами геноцида хорватского государства с 1941 по 1945 год, а в 1991 году были вынуждены стать гражданами новой Хорватии, отрицающей этот геноцид. Что касается армян Арцаха, они столетие спустя становятся жертвами азербайджанцев, которые ведут игру на стороне отрицающего геноцид турецкого государства.

Если взглянуть на участь сербов во время хорватского наступления 1995 года, легко понять, почему армяне из Арцаха так решительно настроены держать оборону. Дело в том, что устроенная хорватами (при попустительстве Запада) этническая чистка привела к выдворению из регионов 200- 250 тысяч сербов, которые составляли три четверти их населения до 1991 года. Отметим, что операция «Буря» не вызвала и намека на критику со стороны ЕС, чье возмущение явно опирается на двойные стандарты.

Подчеркнем и то, что те, кто называют жителей Арцаха сепаратистами, не выражают ни малейшего недовольства по поводу оккупации Турцией 38 процентов территории Кипра с 1974 года, хотя она устроила там настоящую этническую чистку и разместила своих поселенцев. Сейчас турок там большинство, хотя они составляли всего 18 процентов населения острова до вторжения. Что касается созданного там марионеточного государства, оно тоже частично финансируется Евросоюзом!

Наконец, отметим, что те же самые люди поддержали ампутацию у Сербии Косова в угоду мафиозному режиму, который покровительствует контрабандистам и террористам. При этом за сербами Косова и Боснии не признается право отделиться от этих образований.

Поэтому вопрос, последним проявлением которого стала война против армян, должен был давно быть рассмотрен международным сообществом, поскольку он плодит конфликты на протяжение вот уже 30 лет.

Хотя положившие конец Первой мировой войне договоры называют главной причиной второго мирового конфликта (чтобы тем самым снять ответственность с Германии и нерегулируемого капитализма), у них все же было как минимум два положительных аспекта. Они предоставили права меньшинствам в новых национальных государствах, которые сформировались в результате распада империй (он стал положительным сдвигом, поскольку империя — это всегда система ограничений и тюрьма народов). Кроме того, они предполагали возможность узнать мнение населения территорий с неопределенной или оспариваемой национальной принадлежностью.

Лига наций погибла из-за своего бессилия перед диктаторами, но в 1920-х годах она организовала целый ряд таких консультаций, и установленные по их итогам границы остаются неизменными столетие спустя.

Вместо того, чтобы допускать порожденные распадом федераций конфликты (или тем более пользоваться ими), нам следовало бы руководствоваться этим примером для определения условий референдумов о самоопределении под международным контролем. Это единственный способ обеспечить устойчивый мир с соблюдением прав народов.

Если мы продолжим игнорировать это, любые переговоры по Арцаху приведут в лучшем случае к новым Дейтонским соглашениям (1995 год), которые за 25 лет европейского надзора за Боснией и Герцеговиной так и не начали по-настоящему работать. Если, конечно, чьей-то целью не было подержание тлеющего конфликта, который позволяет вечно оставаться в положении арбитра. В любом случае, нет ничего хуже победы мюнхенского духа, который подоткнул бы турецкого деспота к новым силовым шагам.

Оливье Делорм, писатель и историк

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.