Химфак МГУ обнаружил в одной пробе воды с Камчатки продукты распада ракетного топлива

Лаборатория химического факультета МГУ обнаружила в одной из проб, собранных у побережья Камчатки, следы распада ракетного топлива Следственный комитет России рассматривает природную причину в качестве основной версии загрязнения Авачинского залива

ВСЕ ФОТО

Лаборатория химического факультета МГУ обнаружила в одной из проб, собранных у побережья Камчатки, следы распада ракетного топлива, сообщил независимый эколог Георгий Каваносян в выпуске YouTube-канала «Редакция» журналиста Алексея Пивоварова.

Речь идет о двух продуктах распада гептила — нитрозодиметиламине и тетраметил-2-тетразене. «Благодаря тому, что мы нашли двумя разными методами два этих продукта распада, мы делаем практически спропроцентное заявление, что исходное вещество, которое было в воде, — это гептил», — сказал Каваносян. Он отметил, что эти вещества «вообще никак» не могут сами по себе находиться в природе и могли появиться только техногенным путем.

В эфире была показана копия заключения лаборатории химфака МГУ, подписанная деканом факультета, руководителем Аналитического центра МГУ, членом-корреспондентом РАН профессором Степаном Калмыковым. Ученый объяснил в интервью, что продукты распада гептила нашли при помощи высокоэффективной жидкостной хроматографии с двумя видами детекторов и масс-спектрометрии. Он подчеркнул, что следы распада гептила были найдены только в одной пробе воды из 20 образцов, собранных в разных местах.

Отвечая на вопрос, могли ли какие-либо другие химикаты окислиться до таких же продуктов распада, Калмыков сообщил, что это «крайне маловероятно», так как это «два независимых продукта, которые были определены двумя независимыми методами».

Каваносян отметил, что до сих пор в общем доступе не публиковалось ни одного анализа, который бы рассматривал именно продукты распада/трансформации ракетного топлива. Гринпис России на прошлой неделе сообщил, что гептил (несимметричный диметилгидразин), и продукты его разложения в пробах воды и биоматериалов с Халактырского пляжа и из бухты Лагерная не обнаружены.

По словам Каваносяна, говорить о том, что гептил мог стать причиной гибели морских организмов на Камчатке, по одной пробе нельзя, необходимы дополнительные обследования. «Гептил мог запустить механизм «красных приливов», вернее, сложной органической трансформации, с участием какого-то токсичного химического соединения», — сказал эколог.

Он предположил, что гептил мог попасть в воду через подземный поток, который «унес фильтрат» с ракетного полигона Радыгино. В таком случае гептил может выходить в течение еще нескольких лет и снова запускать механизм «красных приливов». В своем Telegram-канале Каваносян уточнил, что продукты распада гептила были найдены в пробе из Большой Лагерной бухты.

«Сама по себе эта находка пока вообще не говорит ни о чем, кроме как о том, что в одной пробе обнаружены продукты распада гептила. Как они туда попали и, самое главное, — когда — ни мы, ни ученые пока не знаем», — подчеркнул эколог. Он добавил, что находка не опровергает и не подтверждает никакие версии, в том числе версии с вулканизмом и красными приливами.

Каваносян добавил, что нахождение продуктов распада гептила «может быть вообще никак не связано с массовым замором гидробионтов и симптомами отравления серфингистов. Это только одна из множества версий, которая требует отдельной проверки».

«Для того, чтобы разобраться откуда там взялись производные гептила, необходимо дополнительное исследование: нужно отобрать несколько проб воды в районе нахождения вышеперечисленных продуктов распада с разных глубин, провести отбор гидробионтов, пробурить скважины и организовать еще целую кучу разных мероприятий», — сообщил Каваносян. В связи с этим эколог организует масштабную экспедицию на Камчатку.

Следственный комитет России рассматривает природную причину в качестве основной версии загрязнения Авачинского залива. В ведомстве заявили, что в исследованных пробах воды, почвы и морских гидробионтов тяжелых металлов не обнаружено, а у пострадавших людей в результате биохимических экспертиз не выявлено признаков токсического отравления. «Все это подтверждает версию природного загрязнения, в том числе в результате цветения фитопланктона», — считают в СК.

Минприроды Дмитрий Кобылкин отмел версию о техногенном характере экологической катастрофы на Камчатке. «Нет, это точно уже не техногенная авария, путем отсечения каких-то техногенных факторов, может быть землетрясение, может быть вулканы, может быть какое-то проявление в виде прорыва», — заявил он 23 октября телеканалу «Россия 24».

По его словам, после консультаций с учеными чиновники пришли к выводу, что к гибели морских животных привела токсичность водорослей. Причины «красного прилива», который привел к выделению токсинов у водорослей, должна выяснить экспедиция, которую планируется отправить в 2021 году.