Госдума одобрила в третьем чтении запрет на публикацию особого мнения судей

Госдума одобрила в третьем чтении запрет на публикацию особого мнения судей Не согласный с решением КС, вправе письменно изложить особое мнение, которое будет приобщено к протоколу заседания, но не сможет его обнародовать или публично на него ссылаться

Не согласный с решением КС, вправе письменно изложить особое мнение, которое будет приобщено к протоколу заседания, но не сможет его обнародовать или публично на него ссылаться
Moscow-Live.ru

Госдума в третьем, окончательном чтении одобрила изменения в президентский закон о Конституционном суде, которые запрещают публиковать особое мнение судей. Поправки были внесены главой комитета по госстроительству и законодательству Павлом Крашенинниковым и председателем комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андреем Клишасом. Документ опубликован в электронной базе данных нижней палаты парламента.

Как отмечается в тексте, судья, не согласный с решением КС, вправе письменно изложить особое мнение, которое будет приобщено к протоколу заседания, но не сможет его обнародовать или публично на него ссылаться.

Кроме того, по запросу президента России КС будет проверять конституционность законопроектов. Если она не подтвердится, документ не подлежит рассмотрению, принятию и подписанию до устранения нарушений. Также КС сможет решать вопрос о возможности исполнения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров России в их истолковании, противоречащем Конституции.

Закон также предусматривает, что КС состоит из 11 судей, включая председателя и его заместителя. Он может осуществлять свою деятельность при наличии в составе не менее восьми судей, а принимать решения — при участии в заседании не менее шести судей. При этом Совет Федерации может прекращать работу судей по представлению президента «в случае совершения судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи, и в иных случаях, свидетельствующих о невозможности осуществления судьей своих полномочий».

Сейчас судья Конституционного суда, не согласный с большинством остальных судей, может изложить свое мнение в отдельном документе, который публикуется вместе с решением. Оно не обладает юридической силой, но может влиять на последующее нормотворчество и правоприменение.

В 2013 году судья Владимир Ярославцев в своем особом мнении заявил, что закон о митингах, серьезно ужесточивший правила их проведения и ответственность организаторов и участников, стал результатом принципиального нарушения Конституции. Он отметил, что между вторым и третьим чтением документа в Госдуме произошло фактически изменение его концепции, и в угоду «сиюминутных желаний» побыстрее принять закон конституционное право граждан на свободу собраний было принесено на «жертвенный алтарь» Госдумы.

В 2017 году Ярославцев и его коллега Константин Арановский опубликовали особые мнения на постановление о невозможности исполнения решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа. В том же году Арановский не согласился с выводами КС о конституционности запрета баллотироваться на выборах условно осужденным за совершение тяжких преступлений.

В 2019 году Арановский в своем особом мнении на одно из решений КС заявил о недоверии к дипломам российских вузов и в целом жестко раскритиковал систему российского высшего образования. Судья также упрекнул ректоров российских вузов за то, что они отказались от «самоуправления и академической свободы» и в результате «обслуживают систему, которая выдает разрешения на профессию».

А в феврале 2020 года Арановский назвал Советский Союз незаконно созданным государством и заявил, что Российская Федерация не должна считаться правопреемницей «репрессивно-террористических деяний» советской власти. Свое мнение судья высказал в дополнение к постановлению КС о возмещении жилья, отнятого в ходе советских репрессий. Арановский пояснил, что согласен с этим решением, но считает необходимым дополнительно высказаться по вопросу правовой ответственности России за преступления, совершенные советской властью.