Главред (Украина): чем война в Донбассе отличается от противостояния Еревана и Баку

После начала боев в Карабахе многие политики заявляют: эти события — урок для Украины, что нельзя конфликт держать замороженным. Рано или поздно он перейдет в «горячую» стадию. Речь, понятное дело, идет о Донбассе, где масштабные боевые действия закончились в феврале 2015 года. И если проводить аналогии с Карабахом, то есть ли угроза их разморозки и если да, то при каких условиях?

Я уже как-то писал, что ситуация в Карабахе во многом похожа на Донбасс. Нагорный Карабах (или Арцах, как его называют армяне) — непризнанная республика. Официально непризнанная в том числе и Ереваном. Но при этом Карабах — практически часть Армении. Все жители имеют там армянские паспорта, экономики целиком интегрированы. То есть, это примерно тоже самое, что может быть через несколько лет с «ЛДНР», если нынешние процессы там продолжатся.

Но есть, конечно же, и отличия. Причем одно из них фундаментальное — официальная позиция России заключается в том, что неподконтрольные территории Донбасса должны быть реинтегрированы в Украину через выполнение Минских соглашений.

В тоже время никто из армянских политиков — ни из власти, ни из оппозиции — никогда и ни при каких условиях не скажет, что Карабах должен быть реинтегрирован в Азербайджан. Пусть даже и с «особым статусом». Политическая смерть и всенародное проклятие — самое малое, что ждет того, кто об этом заявит.

Именно поэтому шансы на окончательное политическое урегулирование в Карабахе совершенно не просматриваются (Азербайджан в свою очередь никогда не согласится с потерей Карабаха). Даже очень маленький компромисс, о котором раньше велись переговоры — армяне отдают азербайджанские районы вокруг Карабаха в обмен на снятие экономической блокады и демилитаризацию — и то никто ни в Азербайджане, ни в Армении не смеет публично поддержать.

А что касается конфликта в Донбассе, то его завершение, на данном этапе, тормозится нежеланием украинской власти (и прошлой, и нынешней) реинтегрировать неподконтрольные территории на условиях Минских соглашений (выборы до передачи контроля над границей, особый статус с внесением в Конституцию, всеобщая амнистия).

Киев выставляет свои условиях, которые Минским соглашениям противоречат, что отвергается Россией. Это и определяет «замороженное» состояние конфликта в Донбассе.

Грозит ли его разморозка? О чем говорит нам карабахский опыт? У нынешнего обострения на Кавказе много причин, но назову одну саму важную — поддержка Азербайджана со стороны Турции. До того в зоне конфликта сохранялся относительный военно-политический паритет (при этом обе стороны держали в уме тот факт, что Армения является членом ОДКБ, а потому разгромить ее Россия не даст).

Но активное вмешательство в тему Эрдогана полностью расклад изменило. У Баку появилось ощущение (поддерживаемое турецкой стороной), что теперь настал шанс решить вопрос. И началась война.

Теперь попытаемся перенести это на Донбасс. Ситуация там уже более 5 лет не скатывается к большой войне, несмотря на отсутствие политического урегулирования, по двум причинам.

Во-первых, украинская сторона не может военным путем восстановить контроль над территорией так как на помощь «ЛДНР» придет Россия.

Во-вторых, Россия, если вступит в конфликт напрямую, может нанести военное поражение Украине, однако есть вопрос цены — и в человеческих жертвах, и в новых, намного более жестких санкциях Запада. Нынешнее политическое руководство РФ на это идти не готово. А наоборот — пытается восстановить отношения с Западом и снять санкции. По крайней мере, пока такая концепция.

Однако ситуация очень шаткая и, безусловно, риски разморозки существуют. Если отношения России и Запада будут и дальше деградировать, то, не исключено, что они попытаются вновь начать выяснять отношения на нашей территории.

Например, США и НАТО могут выступить для Украины в роли условного «Эрдогана» пообещав всяческую поддержку в Донбассе и побудив ВСУ к наступлению, а когда война вспыхнет, то Запад введет против России санкции, после чего Москва втянется в военные действия основательно со всеми вытекающими отсюда последствиями. И это лишь один из возможных сценариев разморозки (по аналогии с Карабахом). Могут быть и десятки других вариантов.

Поэтому вопрос политического урегулирования в Донбассе (и шире — нормализации отношений с Россией) это не просто дискуссия об особом статусе, амнистии и прочем. Стратегически — это вопрос минимизации рисков того, что наша страна окажется полем битвы иностранных держав, в которой, чем бы она не закончилась, точно проиграет Украина.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.