Fronda (Польша): Россия заинтересована в сохранении горячей точки на Кавказе

Интервью с экспертом Варшавского института предпринимательства (WEI) Анджеем Талагой (Andrzej Talaga).

Fronda: В последние дни сентября вспыхнули бои за Нагорный Карабах. Напомню, что это территория, занятая армянами в результате войны примерно тридцатилетней давности, которая функционирует как независимое государство, хотя формально оно никем не признано (в том числе самой Арменией). Напрашивается вопрос о цели операции, которую начал Азербайджан. Он просто хочет отбить территорию спорного Карабаха или руководствуется также другими, долгосрочными, геополитическими соображениями?

Анджей Талага: Нужно разделить две вещи: заявления и факты. Из заявлений можно, действительно, сделать вывод, что речь идет о восстановлении целостности территории, то есть о возвращении как самого Нагорного Карабаха, так и ранее населенных азербайджанцами земель, лежащих на востоке и юге от него, которые оккупировали армяне. Если взглянуть, в свою очередь, на ход военных действий, то их сложно назвать наступлением, нацеленным на то, чтобы отбить какие-то территории. Мы видим в основном позиционные бои.

Возможно, идея состоит в том, чтобы на первом этапе уничтожить армянскую технику (в этом контексте Карабах интегрирован с Арменией, их следует рассматривать вместе, хотя, по политическим причинам, как вы, впрочем, уже отметили, формально Ереван его не признает). Азербайджанская армия, судя по всему, оснащена лучше, это уже не те вооруженные силы, которые в 1990-е проиграли войну. Можно представить, что далее запланировано наступление пехоты или танков, которые займут спорную территорию, однако, пока признаков этого мы не видим. По всей видимости, реальная цель Азербайджана состоит в том, чтобы отбить земли, которые в момент развязывания конфликта не были этнически армянскими, и представить это как свой успех азербайджанскому обществу.

— Азербайджано-армянский конфликт в его современной форме тянется более 30 лет, военные инциденты в его рамках происходили регулярно. Почему Азербайджан решил атаковать с такой силой именно сейчас?

— Здесь нет параллелей с теми событиями, которые мы наблюдали в июле этого года или в 2018 году, когда Азербайджан отбил небольшой фрагмент территории. Раньше были инциденты, а сейчас — полномасштабная война. Что касается вопроса, почему именно сейчас, то, я думаю, дело в достижении Баку готовности к такой войне, к таким действиям. Поставки оружия летом этого года служили подготовкой к конфликту. Впрочем, Азербайджан готовился к нему на протяжении многих лет, закупая технику у Турции и Израиля, обзаводясь ракетными системами, беспилотными аппаратами. Все эти покупки делались для того, чтобы вести военные действия. Я бы сказал, что Азербайджан нанес удар, потому что именно сейчас оказался готовым это сделать.

— Можно ли сказать (а такие мнения звучат), что разворачивающийся конфликт — это проба сил в противостоянии между Россией и Турцией? Мы помним, что азербайджанцы — побратимы турок, также говорится о том, что Анкара оказывает Азербайджану поддержку, отправляя ему оружие и наемников. Россию традиционно считают союзницей Армении, но в последние годы это стало менее очевидным, кроме того, Москва, как кажется, дистанцировалась от этого конфликта. Он в какой-то мере застал ее врасплох?

— Разумеется, существует упрощенное представление, что Россия традиционно поддерживает Армению, а Турция — Азербайджан. Однако российские и турецкие интересы выходят далеко за рамки кавказского фронта. Мы не видим, чтобы Москва как-то активно поддерживала Ереван в сфере заявлений или действий. Если взглянуть на российские поставки вооружений, окажется, что в последнее время они шли, скорее, в Азербайджан, потому что это более богатая страна, у которой есть деньги. Армения покупала оружие по ценам российского внутреннего рынка, платила столько же, сколько российская армия, а при этом пользовалась российскими кредитами. Получалось, что россияне платят за собственную технику, надеясь, что Армения вернет долг. Экономическая ситуация этой страны выглядит, однако, так, что, скорее всего, она его не отдаст.

С момента прекращения огня в 1994 году россияне делали ставку не столько на Армению, сколько на баланс сил между ней и Азербайджаном. Так, как и в других местах, Москва заинтересована в сохранении очага конфликта, который можно накалять или гасить в зависимости от потребностей. Кремлю выгодно держать обе страны «на поводке». Освободиться от него гораздо успешнее удалось Азербайджану. Это более богатая страна, у нее есть месторождения нефти и газа, она зарабатывает на них и продает сырье, не пользуясь российскими транспортными системами.

Существование Армении без союза с Россией, в свою очередь, окажется под угрозой. Азербайджанцы наносят сейчас удары не по основной территории армянского государства, а по Нагорному Карабаху, стремясь обрести поле для переговоров с Москвой. «Мы не нападаем на Армению, не провоцируем вас встать на ее сторону, к чему вас обязывает союз», — говорят тем самым они. Турция тоже не хочет ни опосредованного, ни прямого конфликта с Россией, ведь она состоит с ней в союзнических отношениях. Это, определенно, не российско-турецкий конфликт, хотя можно назвать его конфликтом турецко-армянским.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.