Fox News (США): вот почему Китай, Россия, Иран и Северная Корея беспокоятся о результатах выборов в США

Американцы — не единственные, кто ждет результатов президентских выборов в США. Этого ждут люди во всем мире. И они задают тот же вопрос, что и многие американцы: что от этого изменится?

Ни один наблюдатель за выборами не является более внимательным, чем противники Америки. Так как же изменится мир, когда наши глобальные враги узнают, кто стал президентом?

Россия

Давайте начнем с Владимира Путина, которого, вероятно, меньше всего волнует, кто победит на президентских выборах.

У президента России плохие карты для игры. Москва остается под санкциями Запада. У Путина проблемы на его собственном заднем дворе с протестами в Белоруссии и непрекращающимися боями между Арменией и Азербайджаном. Он все еще поддерживает недееспособный режим в Сирии — дорогостоящее и бесплодное предприятие.

Он также сталкивается с оппозицией дома, при этом его экономика хромает, опустошенная коронавирусом и коррупцией. Любимый энергетический проект Путина в Западной Европе, «Северный поток — 2», из-за жесткой международной оппозиции, возможно, никогда не будет завершен. Реальность такова, что администрация США в течение последних четырех лет прессовала Россию за её вмешательство в чужие дела.

Путин может и дальше притворяться закулисным координатором злонамеренной деятельности и манипуляций. Но реальность такова, что Москва скорее пугало для американской политики, чем экзистенциальная угроза.

Заметьте, Путин по-прежнему представляет собой угрозу, как раненый голодный медведь, к которому спиной повернется только дурак с мешком, полным гамбургеров. Независимо от того, кто победит на выборах в США, люди будут настороженно относиться к России после того, как выборы закончатся. Ни у кого нет интереса к ещё одной перезагрузке с Россией.

Северная Корея

Северная Корея — это большой непредсказуемый человек. Кто знает, что сделает Ким Чен Ын?

Вот что нам известно. Во второй половине правления Трампа КНДР была необычайно спокойна. Несмотря на то, что режим продолжает развивать свой ядерный и ракетный потенциал, они прекратили испытания МБР с 2017 года.

Они выжидают, чтобы увидеть, будет ли Трамп все еще занимать пост президента, прежде чем заключать сделку? Будут ли они пытаться проверить на прочность другого президента, как они делают это с каждым новым американским и южнокорейским президентом?

Никто не знает наверняка.

Реальность такова, что независимо от того, кто победит, в действительности нет места для более конструктивной и разумной стратегии с Северной Кореей, чем максимальное давление, сочетающееся с предложением смягчиться только в обмен на процесс полной, поддающейся проверке и необратимой денуклеаризации. Все остальное — от взяток до многосторонних форумов — полностью провалилось.

Идея избавиться от ядерных вооружения КНДР силой оружия или сменой режима — это безумие. Так что давайте придерживаться курса. После выборов будущее лучшей судьбы для Северной Кореи зависит от Пхеньяна, а не от Вашингтона.

Иран

Иран, вероятно, возлагает самые большие надежды на то, что перемены в Овальном кабинете станут подарком судьбы. Может быть.

Есть много тех, кто хочет просто вернуть иранскую сделку на место. Но реально ли это? А как насчет всех этих иранских жульничеств?

Действительно ли мы хотим отменить эмбарго на поставки оружия? Неужели мы действительно хотим позволить Тегерану угрожать всем режимам, которые только что подписались на нормализацию отношений с Израилем?

Просто вернуться к возобновлению иранской сделки было бы наиглупейшим шагом. Это стало бы беспрецедентной неудачей для всего прогресса, достигнутого за последние четыре года в регионе.

Любая администрация, которая пошла бы на это, должна была бы потратить много усилий и ресурсов, пытаясь вернуться в исходную точку.

Разумнее всего было бы начать с того места, где мы находимся, а не начинать все сначала и снова бросаться в трясину неудач.

Китай

Китай являет собой иные проблемы, чем другие противники, которые будут противостоять тому, кто станет президентом в следующем году. В отличие от них, у Пекина много карт для игры.

Китайцы могут стать более агрессивными. Они могут отвлечь мир, заявив, что являются мировым лидером в области изменения климата. Они могут подкупить американский бизнес и элиту, а также наших союзников. Короче говоря, у них есть варианты.

Политика президента США будет, в частности, определяться тем, какие крученые мячи будет бросать Пекин ему и стране. Эта администрация действительно хорошо продемонстрировала, что Китай не запугает ее. Это умная игра, та самая, которая, похоже, в последние несколько лет вывела Пекин из игры.

Посмотрите, например, на число стран, которые последовали примеру США, выставив за дверь компанию «Хуавэй» (Huawei) с ее ядовитой пилюлей 5G. Лучшей политикой было бы продолжать делать то, что мы делаем, и другой администрации было бы неплохо прислушаться к этому совету.

Суть в следующем: если мы хотим сохранить Америку безопасной, свободной и процветающей — и сделать мир более безопасным перед лицом этих глобальных противников, — то мы должны просто продолжать делать то, что делаем.

Джеймс Карафано — вице-президент «Фонда Наследие» (Heritage Foundation) по изучению внешней и оборонной политики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.