Белорусские новости (Белоруссия): Тихановскую приветствует Берлин, но за Лукашенко стоит Москва

Сегодня в Берлине Светлана Тихановская встретилась с германским канцлером Ангелой Меркель. 29 сентября в Вильнюсе состоялась встреча с президентом Франции Эмманюэлем Макроном. Принимали Тихановскую на высоком уровне и в Брюсселе.

«У белорусского народа сейчас одна общая цель, ясная и понятная — новые выборы. Важно, чтобы они были проведены в самое ближайшее время», — заявила Тихановская в разговоре с Меркель.

Страны Евросоюза пытаются помочь сторонникам перемен в Белоруссии, но возможности Европы в этом плане скромны. И встречи соперницы Лукашенко с лидерами Старого Света на сегодня имеют в первую очередь символическое значение.

Вилка для Европы и Тихановской

В случае с Тихановской Европа попала в правовую и морально-политическую вилку. С одной стороны, Брюссель не признает Лукашенко легитимным руководителем, с другой — не рискует называть победительницей выборов Тихановскую. Поэтому ее статус в международном плане расплывчат. Европейцы изощряются, какой титул ей придумать в резолюциях и пресс-релизах.

Но уже самим фактом встреч с грандами европейской политики Тихановская, конечно, ранит самолюбие вождя режима. Некоторые обозреватели сравнивают ее нынешние дипломатические завоевания с тем, как Европа после выборов 2006 года принимала экс-кандидата от оппозиции Александра Милинкевича.

Да, его тоже чествовали на высоком уровне. Но эти дипломатические жесты не дали результата внутри Белоруссии. Через пару лет ЕС сделал ставку на диалог с Лукашенко, фигура Милинкевича отошла в тень.

Правда, он тогда и не заявлял о своей победе. Даже независимая социология показывала, что Лукашенко набрал больше половины голосов.

Сейчас ситуация качественно другая. И дело не только в том, что Тихановская называет себя победительницей. Есть множество хоть и косвенных, но серьезных доказательств того, что бессменный президент Белоруссии в этот раз потерпел фиаско. А самое главное — произошло политическое пробуждение массы белорусов. Сторонники Тихановской почувствовали, что их очень много.

Вождь непреклонен

Другое дело, что это никак не влияет на решимость Лукашенко держаться за власть до последнего. Он глух к призывам Европы начать внутрибелорусский диалог.

На встрече с Меркель Тихановская говорила и о более реальных вещах, чем скорые новые выборы. В частности — чтобы Германия по примеру Польши и Литвы открыла гуманитарный коридор для жертв репрессий, помогла студентам, которых выбрасывают из вузов по политическим мотивам. Шла речь о давлении на независимые СМИ.

ФРГ и другие страны ЕС действительно могут поддержать репрессированных, в какой-то степени помочь гражданскому обществу, негосударственной прессе (за годы прагматичного диалога с режимом Лукашенко такая помощь сильно сократилась).

Но вот усадить Лукашенко за стол переговоров с теми, кого он считает политическими врагами, не в состоянии ни Макрон, ни Меркель, ни весь ЕС (Штатам сейчас не до Белоруссии). Потому что против этого сам Лукашенко, а он себя на сегодня снова почувствовал хозяином положения. В немалой степени за счет того, что за него вписался Кремль.

Надежды же европейских политиков, что через Владимира Путина можно будет подтолкнуть Лукашенко к настоящему диалогу внутри страны, а тем более к досрочным демократическим выборам, весьма призрачны. Путину реальное народовластие так же претит, как и его белорусскому собрату по классу авторитариев.

Минск демонстрирует логику эскалации конфликта

Лукашенко в принципе не склонен к диалогу и компромиссам. Сейчас же белорусское руководство и вовсе закусило удила. Тихановскую и ее сторонников оно готово лишь третировать. В отношениях с Европой Минск демонстрирует логику эскалации конфликта.

Понятно, что белорусские власти были обязаны как-то отреагировать на санкции стран Балтии, а затем и Брюсселя. Но Минск не ограничился, как это водится, зеркальными мерами, то есть ответными черными списками. Литве и Польше было предложено отозвать послов для консультаций, сильно порезать штат посольств (польского с 50 до 18, литовского — с 25 до 14 дипломатов).

Далее, Европа пока избегает экономических санкций (и вряд ли на них решится в обозримой перспективе). Лукашенко же всерьез вознамерился отобрать у литовцев барыши от белорусского транзита, в первую очередь от перевалки грузов через порт Клайпеды, перенаправив эти потоки на российскую Усть-Лугу.

5 октября на встрече с председателем Государственного таможенного комитета Юрием Сенько Лукашенко поднял вопрос о том, чтобы белорусские логистические центры оказывали больше услуг иностранным перевозчикам. Но обратите внимание, какова логика: «Если мы возьмемся за этот поток, то логистические пункты Литвы недополучат где-то четверть». То есть на первом плане не выгода для нас, а месть ненавистным литовцам, которые особенно рьяно гонят волну против режима да еще и приютили Тихановскую.

Возможно, Лукашенко демонстрирует такую жесть еще и потому, что хочет зарисоваться перед Кремлем, подчеркнуть: я свой, я также ненавижу Запад всеми фибрами. А может быть, это Кремль негласно поставил условие: докажи, что ты теперь с нами да конца, что никаких виляний и заигрываний с Западом больше не будет.

Торговать политзаключенными белорусским властям не впервой

Что может смягчить подход белорусского правителя к отношениям с Европой? Я вижу два основных потенциальных фактора — это дискомфорт от давления Москвы и экономические трудности.

Кремль будет настаивать на выполнении обещаний, которые, судя по всему, дал Лукашенко в обмен на российскую поддержку в ситуации внутриполитического кризиса. Вероятнее всего, требования будут касаться так называемого углубления интеграции (подпиши дорожные карты!), продажи интересных российской стороне активов (Минский завод колесных тягачей, «Беларуськалий» и другие), продвижения конституционной реформы в нужном Кремлю ключе.

Усугубление же экономических проблем, как дружно предрекают независимые эксперты, неотвратимо. Прогнозы авторитетных международных организаций тоже не радужны.

Главные причины — внутренние: власти упорно пытаются управлять экономикой при помощи кнута, отвергают реформы. Крушение же западного вектора внешней политики Минска, при всей нынешней браваде его представителей, неизбежно приведет к дополнительным экономическим потерям (может быть свернуто финансовое сотрудничество, сократятся инвестиции и т. д.).

Если Кремль станет ощутимо прижимать пальцы, требуя своего, а экономический кризис сделает реальной перспективу национальной забастовки, то белорусский правитель, пожалуй, сменит тон в отношениях с Европой. Хотя все равно не пойдет на настоящий диалог внутри страны с перспективой демократических реформ — ни при посредничестве ОБСЕ, ни без него. Скорее, предложит Брюсселю и Вашингтону привычный торг политзаключенными.

Факторы, которые будут брать Лукашенко за горло

На первый взгляд, вырисовывается дежавю. Но разница в том, что сейчас поле для маневра у Лукашенко сжимается как шагреневая кожа. На него пусть осторожно и аккуратно, но все же давит Европа. И это давление будет усиливаться. С другой стороны белорусского правителя будет поддавливать, пусть и со своим интересом, Кремль. Неизбежно возьмут за горло экономические проблемы.

Самый же важный фактор — давление со стороны значительной части (скорее всего — серьезного большинства) белорусского общества.

Совместный эффект этих давлений способен в итоге привести к тому, что конструкция режима начнет трещать и расползаться.

Правда, и в этом случае сомнительно, что настанет момент, когда Лукашенко сядет за стол переговоров. Скорее, на сторону побеждающего большинства начнет массово перебегать номенклатура, оставляя вождя с автоматом на произвол судьбы.

Берлинская стена пала, когда ослабла Москва

Но борцам за смену власти рано предаваться грезам о таком моменте. Даже в риторике команды Тихановской зазвучал мотив, что надо настраиваться и на вариант затяжной борьбы. На самом деле он наиболее вероятен. Причем сейчас власти разворачивают контрнаступление, намереваются методично зачистить очаги сопротивления.

Встреча соперницы Лукашенко с Меркель — это пока в основном пиаровский успех, который, с одной стороны, окрыляет ее соратников и сторонников, с другой — лишь злит и раззадоривает верхушку режима. Белорусская драма продолжается, и ее развязку невозможно спрогнозировать как по времени, так и по конкретике.

Перед встречей с Меркель Тихановская сравнила события в Белоруссии с тем, что происходило накануне падения Берлинской стены. Однако важно отметить, что та стена рухнула, когда советская империя стала коллапсировать и уже не в состоянии была поддерживать родственный режим в ГДР. Ныне же за режимом Лукашенко продолжает стоять вполне себе бодрая Москва. Что сильно осложняет перспективы перемен в Белоруссии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.