Al Jazeera (Катар): Майкл Фарадей — человек, познавший науку через веру в Бога

«Книга природы, которую мы должны читать, написана перстом Божьим»

Майкл Фарадей

Во всей истории науки вы не найдете более любопытного персонажа, чем Майкл Фарадей. Он вырос в бедной семье близ Лондона. Фарадей медленно учился и не закончил школу, потому что не мог произнести некоторые буквы. Позже он продолжил обучение, посетив цикл публичных лекций знаменитого химика и физика, первооткрывателя натрия и калия Гемфри Дэви. Фарадей путешествовал вместе с ним и его женой в качестве слуги. Жена Дэви старалась при каждой возможности напоминать Фарадею о его низком положении.

Можно было бы ожидать, что независимо от того, насколько талантливым был Фарадей, он не достигнет никаких вершин, потому как он не имел глубоких знаний в области физики или математики, богатства и опыта в области научных исследований. Но мы сейчас говорим об одном из величайших ученых XIX века, отце электромагнетизма. Каждый человек на разных ступенях образования непременно сталкивается с именем Майкла Фарадея. Этот великий ученый вывел различные законы и величины, привнес много нового в науку, что изменило представление не только о физике, но и о всей Вселенной. Вы должны знать, что без научных достижений этого человека вы бы не смогли сейчас прочитать эти слова.

По этой причине жизнь Фарадея привлекла внимание многих писателей. Вы найдете его биографию почти в каждой книге по физике. Но самым поразительным периодом в жизни этого человека, без сомнения, были семь лет (от 13 до 20), которые он провел в переплетной мастерской после того, как был вынужден уйти из школы. Мало, кто говорит об этом, но именно там Фарадей занялся самообразованием.

Эта форма обучения отличается от общепринятой системы тем, что позволяет вашей страсти вести вас. Нет необходимости продолжать изучать вещи, которые вам не нравятся только потому, что они включены в школьную программу. Например, студент-физик должен был также изучать языки, литературу и географию. Фарадей же был свободен от всего этого и читал только то, что ему нравилось.

Во время работы в мастерской самой любимой книгой Фарадея была — «Совершенствование разума» Исаака Уоттса, писателя, теолога, поэта, философа-экспериментатора и известного автора христианских гимнов. В своей книге Уоттс дает полезные советы по методике обучения и предлагает наилучший способ извлечь пользу из лекций, чтения, бесед и того, как писать заметки. Таким образом, советы Уоттса способствовали переходу Фарадея от переплетчика к должности лаборанта Гемфри Дэви.

Уоттс советовал своим читателям вести личный дневник, посещать лекции и обмениваться письмами с людьми, с которыми связывают общие интересы. Именно по этой причине молодой Майкл Фарадей стал посещать лекции Гэмфри Дэви, во время которых он подробно записал все, что тот рассказывал. А затем он переплел лекции и послал их Дэви в качестве подарка вместе с письмом, в котором просил взять его на работу. Как только Дэви увидел подарок, то сразу же предложил Фарадею должность ассистента. Так начался путь Фарадея в науке.

Фарадей был религиозным человеком, который разделял взгляды христианской секты под названием «Галасиане». Она была основана в 1730 году христианским священником по имени Джон Глас, который говорил, что Царство Христово — духовное Царство, поэтому христианскую церковь нельзя построить, использовать как политическое оружие или каким-либо иным способом. Оно есть Царство слова и духа Христа.

Глас был заинтересован в целеустремленных и приверженных делу последователях, которые бы буквально принимали слова Библии. Когда его отлучили от церкви Шотландии, он основал свою собственную церковь, а его идеи распространились по всей Европе. В Великобритании приемником Гласа стал Роберт Сандеман, чьи последователи называли себя сандеманистами. Среди них была семья Фарадеев, воспитанная на этом учении.

Последователей сандеманистской церкви было относительно немного. Христиане относились к ним с некоторым пренебрежением, возможно, поэтому они не уделяли должного внимания миссионерской деятельности. Данный момент сильно повлиял на молодого Фарадея. Он не был заинтересован в спорах, чтобы доказать правильность своего религиозного подхода, и, следовательно, он не использовал науку, чтобы доказать, что его путь к Богу истинный, равно как он не использовал Бога, чтобы подтвердить, что его путь в науке правильный!

Чтобы понять глубину этой идеи и ее влияние на Фарадея, давайте вспомним его знаменитую цитату: «Книга природы, которую мы должны читать, написана перстом Божьим». Фарадей использует здесь метафору о двух книгах, то есть говорит, что Бог открыл нам Себя в явлениях Природы не менее совершенным образом, чем в священных словах Писания.

Но концепция «двух книг» обычно используется в качестве доказательства существования Бога. Что касается Фарадея, он использовал ее для поиска истины среди множества заблуждений, поэтому он вообразил, что научные факты — это слова Бога в «книге Природы». Он однажды сказал, что «фундаментальный факт, также как и элементарный принцип, никогда не подводит нас; они всегда остаются правильными». Его работа заключалась в том, чтобы использовать эксперименты для открытия этих фактов, которые впоследствии внесли большой вклад в науку. Кстати говоря, Фарадей всегда четко разделял экспериментальные факты и теоретические объяснения.

Кроме того, Фарадей опирался на законы природы. Пока факты являются языком природы, законы природы — грамматические правила этого языка, которые связывают слова в предложения. Фарадей однажды написал: «Бог взаимодействует со своим творением с помощью своих законов». По мнению ученого, создание Богом Вселенной включало создание законов, которые поддерживают баланс всех ее компонентов, и поэтому являются фундаментальными законами, которые никогда не меняются.

Джеффри Кантор, профессор истории в Университете Лидса, в своей книге «Майкл Фарадей: сандеманист и ученый» пишет, что понимание Фарадеем последовательности и простоты природы было не только результатом его научной работы, но и ее предпосылкой: оно было неотъемлемой частью метафизических предпосылок, которыми руководствовались его исследования. Он искал объединяющие законы, связывающие силы мира, и очень преуспел в обнаружении этих законов для электричества, магнетизма и света. Метафизические принципы Фарадея иногда действовали как необходимые истины, а иногда как руководящие принципы.

Но все намного глубже. Фарадей разработал модель, основанную, в некоторой степени, на первом законе термодинамики, который гласит, что энергия не создается и не исчезает, она превращается из одной формы в другую. В 1846 году во время лекций он сказал, что Бог вложил определенное количество силы в создание Вселенной, следовательно, он не может ее уменьшать или увеличивать. А люди не могут контролировать творение Бога, будь то сила или законы, которые он создал, чтобы управляю ею.

Фарадей представляет Вселенную как сбалансированную систему, созданную в соответствии с Божественным планом, согласно которому были созданы законы для организации ее работы. Первоначальные законы действуют до сих пор благодаря совершенству Божественного плана. Они же являются простыми законами о сложности природы, которые идеально согласуются друг с другом, потому что служат одной цели и подходят для любого времени и места, так как универсальны по своей сути. По мнению Фарадея, ученые могут лишь наблюдать за природой и собирать факты, пытаясь познать то небольшое количество законов, которые управляют космическими явлениями.

Некоторые люди могут увидеть здесь противоречие с принципами научной методологии, которые требуют полного отсутствия предыдущего опыта перед тем, как перейти к поиску фактов. Обычно мы перегружены гипотезами, независимо от их источника, которые могут подтвердить или опровергнуть результаты наших научных исследований. Как объясняет великий философ Карл Поппер, объективность, рациональность и рост научного знания не обусловлены объективностью и рациональностью самого ученого. Математические доказательства или научные теории могут быть открыты бессознательными попытками, когда ученый руководствуется, например, религией, вместо рационального мышления. Но Поппер, как и Фарадей, согласен с тем, что любую информацию необходимо подвергнуть пристальному рациональному изучению.

В любом случае деятельность Фарадея стала поводом для размышления об одной из самых известных моделей, объясняющих возможные отношения между религией и наукой, — «модели диалога», которая предполагает наличие общей основы между двумя областями в методах, концепциях и гипотезах. Например, религия могла поощрять науку, так как Вселенная является упорядоченным и поддающимся рациональному обоснованию явлением, поэтому можно ожидать, что существуют законы, которые могут быть открыты в результате подобной идеи, что, возможно, и произошло в случае Фарадея.

Йен Барбур, американский физик, чья область научных интересов охватывает отношения науки и религии, считает, что религия может подтолкнуть к чему-то более глубокому. Необходимо учесть, что Божье творение по своей природе ограничено в силе по сравнению со способностями самого Бога, поэтому законы природы не могут быть открыты автоматически. Скорее необходимо приложить определенные усилия для их интерпретации, включая, проведение экспериментов, исследований и работ по построению теорий, тем более, что само получение религиозных знаний может потребовать некоторой логики или создания интеллектуальных моделей.

Несмотря на поддержку, которую этот подход находит, ощущается некое противоречие между наукой и религией, особенно со стороны духовенства. Существуют две причины, по которым данный подход не считается популярным в области философии, изучающей науку и религию, где философы более склонны к политике «невмешательства». Первая заключается в том, что в какой-то момент этот диалог вызовет критическое противоречие между наукой и религией, что, в свою очередь, приведет ко второй причине, которая заключается в том, что наука будет пытаться доказать или опровергнуть существование Бога.

Следует отметить, что идеи Фарадея, основанные на его убеждениях, привели, наряду с положительными результатами, к серьезным научным проблемам. Например, он выступал против ядерной школы, основанной на тех же идеях, а также делал оговорки по поводу определения «энергии», что мешало ему продвинуться в ее понимании. Это было связано с его верой во «Вселенную, полную энергии», и что только одному Богу известно, что это такое. Фарадей, в первую очередь, отвергал механическую философию. Он мало высказывался по вопросу о сотворении Вселенной, а религии было недостаточно, чтобы объяснить количество дней, которые потребовались для сотворения Вселенной.

Но наибольший интерес вызывает тот факт, что было два ученых, которые решили вместе бороться за оба мира — мир религии и мир науки. Они стремились разделить оба мира, чтобы избежать главной проблемы — попадания религии в научные конфликты или науки в религиозные конфликты. Как известно, религия приводит к научным открытиям, но она никогда не делает это открыто. Иными словами, религия — фундамент ученого, который он использует в качестве руководящей модели, но в самой священной книге нет никаких научных фактов.

Одним из них был Майкл Фарадей, а другим — Жорж Леметр, бельгийский священник и астрофизик, который пришел к выводу, что Вселенная родилась в результате Большого взрыва, и с тех пор постоянно расширяется. Возможно, вы даже не знаете, что постоянная Хаббла стала «постоянной Хаббла-Леметра» только в 2018 году, когда Международный астрономический союз принял решение о её переименовании, чтобы признать пионерскую роль бельгийского астронома в открытии самой известной константы в космологии.

Леметр, несмотря на то, что был священником, акцентирование внимание на разделении науки и религии. Он часто говорил, что «Библия учит пути спасения, и как только вы осознаете, что Библия не претендует на статус учебника по науке, старый спор между религией и наукой прекратится». Во взглядах Леметра доминировал образ «двух путей к истине». Однажды он сказал: «Мне интересно искать истину в религии, точно так же, как и в науке. Мне всегда казалось, что есть два пути к истине, и я решил пойти по обоим».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.