Власти Ингушетии намерены ликвидировать «малоэффективный» Конституционный суд, протестовавший против скандального соглашения о границе с Чечней

Советник главы Ингушетии Исса Костоев заявил о намерении властей ликвидировать Конституционный суд (КС) республики как малоэффективный: после создания в 2009 году он принял лишь 24 постановления, тогда как его содержание обходится в 20 млн руб. в год.

С таким заявлением Костоев выступил 25 сентября, после того как депутаты республиканского парламента вернули главе Ингушетии Махмуд-Али Калиматову законопроект, предполагающий упразднение суда уже с 1 октября. Также против ликвидации КС выступил Совет тейпов Ингушетии, который расценил это как покушение на государственность республики, пишут «Ведомости».

Поводом для упразднения КС стало изменение ст. 118 Конституции России. В нынешней редакции она включает перечень судов, составляющих судебную систему, куда входят Конституционный суд России, Верховный суд, суды общей юрисдикции, арбитражные суды, мировые судьи регионов.

Как пояснил председатель комитета Госдумы по госстроительству Павел Крашенинников, в Конституции ничего не говорится про конституционные или уставные суды республик и регионов: решения о дальнейшем существовании таких судов будут приниматься субъектами Федерации.

Ранее депутаты заксобрания Санкт-Петербурга одобрили законопроект о регламенте роспуска регионального уставного суда, ликвидация республиканского КС также обсуждается в Татарстане. По словам политологов, в случае роспуска суда в Ингушетии эта ситуация будет считаться модельной, и не может быть реализована без воли Кремля.

Доктор юридических наук Елена Лукьянова отмечает, что даже после поправок в Конституцию сохраняются юридические возможности для функционирования таких судов. Основной закон не запрещает их работу, но каждый регион вправе сам решать, нужен ли ему такой судебный орган. Потенциальную ликвидацию таких судов она считает «уничтожением федерализма», а маленькое число рассматриваемых дел не является критерием для оценки качества их работы.

Кроме того, председатель ингушского отделения партии «Яблоко» Руслан Муцольгов провёл антикоррупционную экспертизу проекта республиканского конституционного закона, которым планировалось упразднить Конституционный суд Ингушетии. Он обратил внимание на то, этот законопроект не был опубликован на сайте Народного собрания Ингушетии, а последний законопроект был размещен на этом сайте в ноябре 2019 года, что ограничивает доступ граждан к информации о деятельности собрания. Об этом сообщается на сайте партии «Яблоко».

По словам Муцольгова, Конституционный суд Ингушетии по своей сути является единственным институтом, обеспечивающим правовое ограничение законодательной и исполнительной власти, а его ликвидация создает условия для злоупотребления своими полномочиями со стороны законодательных органов и создает благоприятную среду для преступлений коррупционной направленности. При этом состав Конституционного суда Республики Ингушетии не сформирован с декабря 2019 годаЮ когда истек срок полномочий судей.

Конституционный совет Ингушетии стал активным участником конфликта, связанного с установлением границ между этой республикой и Чечней. Осенью 2018 и весной 2019 года в Ингушетии проходили массовые акции протеста против соглашения о границе, подписанного 26 сентября 2018 года главой Чеченской республики Рамзаном Кадыровым и тогдашним руководителем Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым.

Новый документ предусматривал равноценный обмен территориями, но противники соглашения в Ингушетии посчитали, что у республики незаконно забрали большой кусок территории в пользу Чечни. Протестующие требовали вынесения вопроса о границе на референдум. 30 октября 2018 года Конституционный совет Ингушетии признал неконституционным республиканский закон о границе с Чечней. Евкуров смог утвердить закон, только обратившись в КС России.