Россия: не приведет ли беспорядочное преследование АУЕ* к обратному результату? (EurasiaNet, США)

Верховный суд РФ признал движение АУЕ* экстремистским и запретил его на территории страны еще месяц назад, но до сих пор нет полной ясности, как будет работать этот механизм. Тем временем предполагаемые адепты уже начали получать суровые тюремные сроки, а эксперты предупреждают о возможных перегибах и злоупотреблениях в подобных делах.

Что такое АУЕ и почему власти объявили ему войну

АУЕ — возможно, самое спорное, неоднозначное и малоизученное явление в российском обществе. Даже саму аббревиатуру расшифровывают по-разному («Арестантский уклад един» или «Арестантское уркаганское единство»), а объяснений, что скрывается за этими тремя буквами — десятки: девиз, образ жизни, идеология, особая эстетика, обозначение сообщества людей и так далее.

В самом общем виде под АУЕ понимают криминальную субкультуру, участники которой романтизируют криминальный образ жизни. Основной ее костяк составляют несовершеннолетние. Часто они силой вымогают деньги у сверстников, чтобы передать их в «общак», то есть уже находящимся за решеткой преступникам — в обмен на покровительство. Предполагается, что когда участники АУЕ сами окажутся в тюрьме, их аналогичным образом будет поддерживать новое поколение криминализированных подростков.

14 августа Генпрокуратура сообщила, что «уделяет особое внимание противодействию распространения среди подростков идеологии АУЕ». На этот пресс-релиз ведомства мало кто обратил внимание, но спустя всего три дня Верховный суд неожиданно признал это движение экстремистским и запретил его. Заседание проходило в закрытом режиме. Общественность узнала о нем из нового сообщения Генпрокуратуры, которая выступила в этом деле истцом. Текст решения до сих пор не опубликован.

Верховный суд согласился, что АУЕ — «хорошо структурированная и управляемая организация — молодежное движение экстремистской направленности». Его участники уже совершали экстремистские правонарушения и устраивали массовые беспорядки, передает Генпрокуратура.

«Особые опасения вызывает влияние на несовершеннолетних и молодежь продвигаемой этим движением идеи создания „воровской» власти в качестве антипода органам госвласти, а также применения других законов, так называемых понятий», — позже сказал в интервью «Коммерсанту» генпрокурор Игорь Краснов, добавив, что АУЕ реально угрожает безопасности общества и государства. По его словам, в 2019 году у АУЕ было порядка 30 тысяч групп во «ВКонтакте» и множество каналов на YouTube.

Полиция видит в АУЕ еще и политическую угрозу. Врио замначальника главного управления по обеспечению охраны общественного порядка МВД России Сергей Кравчук заявил, что АУЕшники могут быть «боевой единицей для проведения протестных акций».

На следующий день после решения Верховного суда, 18 августа, сенатор Александр Башкин внес в Госдуму законопроект с поправками в действующие законы, в которых он предложил определить АУЕ как «систему принципов, взглядов, образа жизни и норм поведения, разделяемых группой лиц, неформально объединяющихся в целях популяризации и продвижения уголовных традиций, атрибутики уголовного мира, проявления нетерпимости к законопослушному поведению и оправдания преступного поведения».

Как следует из пояснительной записки, если закон примут, органы власти смогут без суда ограничивать доступ к сайтам с информацией об АУЕ. Именно к профилактике в интернете уже готовятся в МВД: там создали группу для борьбы с манипулированием сознанием подростков в соцсетях.

Какие вопросы это вызвало у общества

Эксперты недоумевают: как власти определили, что АУЕ — это именно организация? Ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Дмитрий Громов проанализировал все сообщения об АУЕ в российских медиа и пришел к выводу, что нельзя говорить о существовании сколько-либо заметной «хорошо структурированной и управляемой» организации.

«Все новостные сообщения с упоминанием АУЕ говорят о различных частных и не связанных между собой событиях: хулиганских выходках, отдельных случаях поборов, конфликтах в исправительных учреждениях. Часто связь тех или иных событий с АУЕ сводится к тому, что их участники выкрикивают соответствующий возглас. — пишет Громов в статье для N+1. — Во многих случаях журналисты приписывают „членство» в АУЕ малолетним преступникам только на основе чтения ими соответствующих интернет-сообществ или по каким-то другим косвенным признакам».

По мнению ученого, если АУЕ — это действительно организация, то властям должны быть известны структура и механизмы управления, ее лидеры и координаторы, финансовые потоки и условия членства. Но ничего этого Генпрокуратура не назвала.

«На чем основана позиция надзорного ведомства? С какими аргументами выступал в Верховном суде генпрокурор Игорь Краснов? Это узнать невозможно, заседание суда проходило в закрытом режиме», — сетует юрист Комитета против пыток Альберт Кузнецов.

Отсутствие подробных разъяснений породило массу вопросов.

«Непонятно, кого наказывать. Если тех, кто на домах пишет „АУЕ», то устанем ловить и доказывать мотив. Если организаторов, то организацию сообщества тоже нужно доказать. По прогнозам, и без того закрытое сообщество станет еще более закрытым», — сказал URA.RU на условиях анонимности отвечающий за общественную безопасность чиновник.

«Нельзя голословно обвинить человека в причастности к АУЕ. Это нужно доказать, расследовать, предоставить неопровержимые доказательства», — сказал Eurasianet.org адвокат Тимур Маршани.

По его словам, такими признаками могут быть атрибутика, татуировки или переписка — все то, что укажет, что человек исповедует принципы АУЕ.

Однако и здесь у юристов нет понимания того, как будет проходить эта процедура.

«Например, символика, которую используют последователи движения, пока не запрещена. Возникает вопрос: какие символы можно признать экстремистскими? Аналогична ситуация с татуировками, — рассуждает в беседе с Eurasianet.org управляющий партнер юридического бюро United Partners Андрей Андреев. — Таким образом, мы снова столкнулись со старой проблемой: с одной стороны, совершенно справедливое и верное решение признать подобное разрушающее общество движение экстремистским, с другой — отсутствие конкретного механизма борьбы с ним».

Это даже породило несколько казусов. Например, актеров Дмитрия Нагиева и Сергея Безрукова обвинили в пропаганде АУЕ через романтизацию образа бандита. Также встал вопрос, будут ли в России запрещать шансон, ведь исполнители в этом жанре регулярно воспевают воровскую жизнь. Александр Башкин заверил, что эта музыка не попадет под действие разработанного им закона о досудебном ограничении доступа к пропагандирующей АУЕ информации.

Каким может быть наказание для адептов

Пока законопроект сенатора еще только рассматривают в Госдуме, решение Верховного суда уже сейчас означает, что теперь причастность к АУЕ могут приравнять к террористу или нацизму.

Совершеннолетних организаторов движения АУЕ, вероятнее всего, будут привлекать по статьям 282.1 УК РФ («Организация экстремистского сообщества») и 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), объяснил Eurasianet.org юрист Европейской юридической службы Евгений Иванов. По этим статьям предусмотрено до 12 лет тюрьмы. Несовершеннолетних же, скорее всего, ждет наказание по статье 210.2 УК РФ («Организация преступного сообщества или участие в нем»). По ней предусмотрено лишение свободы на 7-10 лет. Также подростков могут наказывать штрафами и исправительными работами.

Родителям, чьи несовершеннолетние дети пропагандируют АУЕ, грозит штраф до 700 тысяч рублей, рассказал РИА Новости руководитель аппарата Ассоциации юристов России Станислав Александров.

Первое дело против АУЕ

Менее чем через месяц после решения Верховного суда, 9 сентября, суд в Екатеринбурге вынес первый после запрета АУЕ приговор за организацию ячейки этого движения. Фигурантами дела были супруги Николай и Наталья Бабарика, а также их друг Артем Зуев.

Суд признал их последователями АУЕ. Согласно материалам дела, Николай Бабарика в 2011 году, когда ему было 17 лет, создал во «ВКонтакте» сообщество под названием «А.У.Е.», и в течение шести лет опубликовал там 30 тысяч постов, в том числе «с призывами к экстремистской деятельности». Речь о картинках и записях, побуждающих читателей совершать преступления против сотрудников полиции и ФСБ.

С 2017 года паблик администрировала жена Николая Наталья, опубликовавшая около 2 тысяч материалов. Она также продавала читателям сообщества атрибутику с символикой движения. Артем Зуев помогал им в этом, а позже сам создал такую же группу.

Суд вынес мужчинам реальные сроки: Николаю — семь лет колонии, Артему — три года девять месяцев. Наталье дали четыре года условно. Приговор в силу не вступил, защита будет его обжаловать, так как считает его чрезмерно суровым.

«Да, репостили спорный контент, да, продавали мерч, да, создавали группы в соцсетях, но никак не для подготовки совершения преступлений против сотрудников полиции и ФСБ», — заявил адвокат осужденных «Коммерсанту».

В статье в «Коммерсанте» также отмечается, что на суде Наталья Бабарика говорила, что вела группы, чтобы заработать деньги, и вообще не воспринимала арестантскую культуру всерьез.

Правозащитники предупреждают о вероятных перегибах при привлечении к ответственности в похожих делах.

«Опасения рождаются в связи с необъяснимым желанием правоохранительных органов скрывать результаты своей деятельности и невозможностью в полной мере оценить предстоящие изменения в работе по пресечению деятельности криминального „движения АУЕ»», — отмечает юрист и координатор Фонда поддержки пострадавших от преступлений Иван Климович.

Без прозрачной процедуры выявления приверженцев и руководителей субкультуры, а также пока не появится перечень действий, знаков и атрибутов, олицетворяющих ее, проблема будет стоять остро, согласен Андрей Андреев.

«Мы столкнемся со шквалом дел, связанных с АУЕ, часть из которых будет бездоказательна и нелегитимна. Что может вызвать определенные недовольства в обществе и дать некоторую свободу силовым структурам, как это происходит с делами об „оскорблении чувств верующих», где правовая база также до конца не ясна», — отметил эксперт.

Его коллега, вице-президент Невской коллегии адвокатов Андрей Алешкин полагает, что под прессинг силовиков и судебной системы попадут подростки, которые с точки зрения власти могут участвовать в протестных акциях.

В целом активное уголовное преследование молодежи с длительными сроками тюремного заключения — это, возможно, не лучший подход, считают эксперты.

«С учетом того, что одна из задач идеологии АУЕ, — это подготовка несовершеннолетних к попаданию в места лишения свободы, а в некоторых случаях — желания в них попасть, это может лишь способствовать дальнейшей криминализации молодежи и общества в целом», — сказал Евгений Иванов из Европейской юридической службы.

«Что запретно, то еще более желаемо, — отметил Алешкин. — Молодежи надо дать новые ценностные ориентиры, показать, что есть иной путь развития. Тогда молодежь сама откажется от воровских устоев и реализует себя с другой стороны».

Иван Сытых — псевдоним российского журналиста

* запрещено в РФ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.