Aktuálně (Чехия): над Чехией пролетел российский самолет, который фотографировал военные объекты. В армии об этом знают

Несколько дней назад над Чешской Республикой пролетел специальный российский самолет, который фиксировал военные и гражданские объекты. Возможность «проверить» нашу страну русские получили на основании договора от 1992 года. На борту находились пятеро чехов во главе с подполковником Марком Фишером (Mark Fischer). Возглавляемая им группа контролирует соблюдение русскими правил при пролете. «С 2009 года к нам летают только русские», — говорит он в интервью «Актуалне».

Aktuálně: Как работает международный Договор по открытому небу?

Марк Фишер: Этот договор позволяет всем участвующим странам посещать друг друга и на определенных технических условиях, которых необходимо придерживаться в наблюдательном полете, составлять фотодокументацию определенной территории. По договору самолет может пролететь во всех зонах воздушного пространства данного государства, в том числе запрещенных или опасных. Так, государство-наблюдатель может получить доступ к пролету над АЭС «Темелин», и наблюдаемое государство не вправе ограничивать его права.

— Что это за договор?

— Его подписали в 1992 году, но в силу он вступил в 2002. На протяжении десяти лет он действовал в тестовом режиме: самолеты пролетали, но официальных результатов наблюдательных полетов не сообщалось. Договор все еще жив, в том числе, благодаря тому, что в Вене в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) собирается Консультативная комиссия по открытому небу, которая на основании материалов рабочих групп издает обязательные постановления для устранения неясных моментов, о которых государства не смогли договориться.

— Что привело к подписанию договора?

— Это в первую очередь вопрос политический. Но в постреволюционный период, когда менялась геополитическая архитектура и система безопасности Европы, были подписаны все три важных соглашения: Договор об обычных вооруженных силах в Европе, Венский документ и Договор по открытому небу. Эти договоры принесли как политическую, так и военную пользу, а также способствовали укреплению доверия между странами.

— Таким образом, договор — военная интерпретация пословицы «Доверяй, но проверяй»?

— Именно.

— Сколько государств могут благодаря договору проводить наблюдательные полеты над территориями других стран?

— 34 государства. Это государства Европы, Северной Америки и Азии. С некоторым преувеличением можно сказать, что договор охватывает территорию от Ванкувера до Владивостока. Большинство стран-участниц — из Европы. Самое большое количество полетов поделили между собой США и Россия, которые имеют право проводить по 42 наблюдательных полета в год. Чешской Республике выделены четыре полета в год.

— Почему русские вправе проводить 42 полета в год, а Чешская Республика — всего четыре? Это зависит от размеров государства?

— Это напрямую следует из договора, и решение об этом принималось при его составлении.

С 2009 года над Чехией летают только русские

— Проверяются ли и те страны, которые являются членами НАТО?

— К нам летают по договору только те страны, которые не являются членами НАТО. В рамках НАТО проводятся тренировочные полеты. В этом году у нас был запланирован тренировочный полет с немцами, но из-за текущей эпидемиологической ситуации его отложили. В этой сфере государства НАТО активно сотрудничают, но мы друг друга не контролируем. Тренировочные полеты служат в первую очередь для обучения персонала.

— Сколько государств в год пролетает над нами с наблюдательными целями?

— Каждый год в конце сентября начале октября все страны-участницы договора проводят заседание в Вене в рамках Консультативной комиссии по открытому небу и договариваются о наблюдательных полетах на следующий год. То есть в октябре мы уже знаем, кто прилетит к нам в следующем году. В последние годы запрос на один наблюдательный полет ежегодно подавала только Российская Федерация.

— Почему к нам летают только русские и каждый год? Что стоит за этим постоянством?

— Не знаю. Раньше к нам летали также украинцы и шведы. Почему они перестали, я не знаю.

— Отношения между Чешской Республикой и Россией идеальными не назовешь. Не беспокоит ли вас, что именно она больше других проверяет нашу страну?

— Поводов для беспокойства нет, так как у каждого государства есть право на проведение определенного числа полетов. Русские поднимаются в воздух почти каждую неделю, за исключением праздников, и облетают почти всю Европу, США и Канаду. В отличие от Венского документа и Договора об обычных вооруженных силах в Европе, Договор по открытому небу для русских — одна из немногих возможностей получить доступ к территории Соединенных Штатов и Канады.

— Когда нас в последний раз облетал кто-то еще, кроме русских?

— В последний раз это был украинский наблюдательный полет в 2009 году.

— Какие страны контролируем мы?

— Сейчас мы два раза в год пролетаем над Российской Федерацией и один раз — над Украиной. Четвертая квота остается незаполненной.

Военные и гражданские объекты

— Почему мы летаем над Россией и Украиной?

— Государство и цели наблюдения выбирает Министерство обороны ЧР, исходя из текущей политической ситуации и перспектив на будущий год.

— Какие объекты на Украине и в России нас больше всего интересуют?

— Разного рода гражданские и военные объекты. Более подробно я говорить не могу.

— Что определяется в ходе наблюдательного полета?

— Можно узнать многое. Договор предусматривает технические ограничения. Так, разрешение снимков, сделанных в ходе наблюдательного полета, не должно превышать 30 сантиметров. Все, что меньше 30 сантиметров, не должно распознаваться. Вообще смысл договора в том, чтобы отличить танк от грузовика.

— Как Чехия распоряжается информацией, которую получает в ходе полета над Россией?

— Вся фотодокументация хранится в архиве фотолаборатории аэропорта Пардубице, где она доступна для других подразделений Министерства обороны ЧР и других подписантов договора.

— Вы говорили, что страна-наблюдатель может лететь куда хочет. Значит, для наблюдательного полета нет никаких ограничений?

— Ограничения — только в километраже, и максимальное летное расстояние в случае Чехии составляет 800 километров. За сколько дней их преодолеть, два или три, решает сама страна-наблюдатель. Однако дальность всех полетов не должна превышать 800 километров. Другое ограничение. После прилета страна-наблюдатель должна покинуть государство в течение 96 часов. Есть еще и ограничение по времени. Наблюдательный полет не может начаться раньше, чем через 24 часа после передачи плана полета представителям наблюдаемого государства. Как правило, например, если в понедельник утром прилетает российский самолет, то во вторник утром нам передают план, чтобы в среду утром он мог провести наблюдательный полет.

— Для чего выдерживать эту паузу?

— Поскольку наблюдательный полет имеет преимущества перед обычным авиационным сообщением, необходимо заранее обеспечить наблюдательному самолету безопасную свободную трассу в воздушном пространстве ЧР.

Максимум 30 сантиметров

— Вы сказали, что максимальная дальность полета составляет 800 километров. Но разве это справедливо? Учитывая размеры нашей страны, русские могут проверить намного больше на нашей территории, чем мы у них.

— Если упрощать, то можно сказать, что максимальная дальность полета для каждого государства устанавливается так, чтобы можно было провести наблюдение на всей его территории. У Российской Федерации несколько аэродромов для «открытого неба» и максимальная дальность полетов с них намного больше.

— Когда русские планируют пролет над нами, как действуют наши органы?

— Комитет по контролю над разоружением отдела планирования боеспособности Министерства обороны отвечает за полное выполнение Договора по открытому небу в Чехии. Но беспроблемное проведение наблюдательного полета также обеспечивает ряд военных специалистов и гражданское Управление воздушного движения, которое тесно сотрудничает с вооруженными силами.

— Какую роль тут играют наши вооруженные силы?

— Окончательное согласие даем мы как орган ответственный за исполнение договора, то есть Комитет по контролю над разоружением. Вооруженные силы также отвечают за то, чтобы на трассе над, скажем, военными полигонами в небо не поднимались ракеты.

— Можем ли мы возразить против летного плана русских?

— Мы можем обсуждать с ними только некоторые аспекты. Самое важное для нас, чтобы они придерживались выше упомянутого разрешения фотографий не более 30 сантиметров. Также необходимо, чтобы наблюдательный самолет летел на установленной минимальной высоте, ниже которой опускаться не может, чтобы не повышать качество полученных фотографий. Также самолет должен соблюдать правила безопасности в воздушном пространстве Чешской Республики. Бывает, что наблюдающая сторона рассчитывает минимальную высоту над данным отрезком, но на трассе находится высотный объект, который она не учла. Тогда наша задача изменить высоту полета так, чтобы он соответствовал договору и национальным правилам безопасности полетов.

— Почему разрешение ограничено 30 сантиметрами?

— Это один из пунктов договора. Не знаю, почему выбрали именно 30 сантиметров. Но, наверное, это достаточное разрешение, при котором наш глаз еще способен различить, что за вид техники перед ним, а тип уже распознать не может.

Минимальные отклонения от летного плана

— Имеют ли русские право отклоняться от намеченной трассы в ходе наблюдательных полетов?

— После подачи наблюдающей стороной летного плана, она не имеет права безосновательно от него отклоняться. Вообще можно сказать, что трассу полета можно менять только в интересах безопасности и защиты здоровья. У наблюдательных самолетов по договору об открытом небе есть преимущество перед обычным авиасообщением, хотя, конечно, оно не распространяется на чрезвычайные и спасательные рейсы. Если самолет отклоняется от первоначальной трассы, снимать объекты запрещено.

— На какой высоте они летают над Чехией?

— Вопрос поставлен некорректно. Все наблюдательные самолеты, которые есть у государств-участников договора, перед введением в эксплуатацию проходят сертификацию, в рамках которой определяются разные конфигурации летательных аппаратов для проведения наблюдательных полетов. Один из множества критериев — высота полета, которая варьируется в зависимости от конфигурации самолета.

— Для чего проводится сертификация?

— Сертификация предполагает как раз определение отдельных характеристик наблюдательных самолетов. На протяжении всего срока их эксплуатации эти характеристики должны оставаться неизменными. Так, например, нельзя менять аппаратуру наблюдения. Поэтому каждый раз в ходе планирования, когда остается 24 часа до взлета, проводится предполетное инспектирование самолета. В ходе него проверяется, соответствует ли самолет сертификату.

— Случалось ли вам при проверке обнаруживать что-то подозрительное, из-за чего русские не смогли лететь?

— Нет, ни разу в моей практике не случалось, чтобы самолет не соответствовал требованиям для проведения наблюдательного полета. Но, бывает, сталкиваешься со всякими мелочами. Например, где-то другая панель, не такая, какая была. Бывает другого оттенка. У наблюдающей стороны есть право потребовать снять ее и посмотреть, что под ней находится.

— Когда русские нас облетают, на борту самолета также находятся наши представители. Вы один из них. Что входит в ваши задачи?

— Когда прилетает российский самолет, от нашей стороны им занимаются несколько человек. На борту самолета нахожусь я — человек, знающий параграфы договора. Также там присутствуют специалисты по мониторингу взаимодействия с Управлением воздушного движения, которые фиксируют возможные отклонения от трассы. Кроме того, приглашаются специалисты с нашим оборудованием для мониторинга трассы и высоты полета, а еще специалисты по контролю над аппаратурой наблюдения, установленной на самолете.

Все профессионалы высшего класса

— На борту вы возглавляете чешскую группу…

— Что касается исполнения договора, да. Если один из коллег сообщает мне, что произошло нечто непредвиденное, вне плана, я должен решить, имели ли мы право на подобные действия и соответствовало ли это договору.

— Бывало ли, что вам приходилось говорить русским: «Мы так не договаривались»?

— Нет, не припомню такого.

— Вы можете назвать эти полеты рутиной?

— Я должен сказать, что с кем бы мы ни летали (я имею в виду не только Российскую Федерацию), все участники были профессионалами самого высокого класса. Я не хочу называть это рутиной, но сюрпризы случаются редко.

— Сколько раз вы участвовали в контролирующих полетах?

— Я никогда не считал, но, допустим, их было около 20.

— Участвуете ли вы в полетах, когда мы проверяем русских?

— Когда мы проводим два ежегодных полета над Россией и один над Украиной, то я участвую. У Чешской Республики нет собственного самолета для полетов по Договору по открытому небу, поэтому самолет приходится арендовать. Чтобы снизить расходы и углубить международное сотрудничество, мы всегда проводим наблюдательный полет вместе с несколькими государствами. То есть над Россией мы пролетаем, например, вместе с Канадой и Великобританией или Соединенными Штатами, как случалось прежде. В этом году мы впервые планировали пролететь на румынском наблюдательном самолете вместе с Испанией и Данией над Украиной, но из-за текущей эпидемиологической ситуации полет отложили.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.