The Hill (США): волнения в Белоруссии. Путин следующий?

Народный мятеж и его насильственный разгон в Белоруссии выглядят как предсказание будущего России. Белорусское правительство президента Александра Лукашенко было ошибочно названо «последней диктатурой Европы». На самом деле такое прозвище принадлежит режиму Путина, чей крах может стать намного более жестоким и, с международной точки зрения, разрушительным, чем падение Лукашенко.

Хотя Лукашенко объявил о своей победе в президентских выборах, прошедших в воскресенье, его дни сочтены. Масштабная фальсификация и насильственные методы разгона мирных протестов не могут поддержать ни одно правительство, когда настроение и решительность обычного народа кардинально поменялись. Растущее общественное недовольство, протесты и забастовки могут сделать Белоруссию неуправляемой. Даже правительство и службы безопасности могут прийти к выводу о том, что для успокоения народа Лукашенко следует заменить.

Москва может принять активное участие в выборе пропутинского преемника [в Белоруссии] или препятствовать назначению ориентированной на Запад администрации, которая будет стремиться вывести Белоруссию с орбиты России. Однако, чем больше Путин вмешивается в белорусскую политику, тем чаще ему нужно будет оглядываться на растущую нестабильность в самой России. Смещение Лукашенко в результате общественного давления может стать моделью для свержения Путина.

Российская Федерация — в большей степени, чем Белоруссия, несостоявшееся государство. Его слабости выявлены несколькими параллельными кризисами, включая низкую цену на нефть, спад экономики, разгул пандемии, снижение поддержки органов центральной власти и растущее волнение в регионах. Усиливается недоверие к центральному руководству, обостряется сопротивление общественности стратегиям правительства, благодаря доступу к альтернативным источникам информации растет недоверие к государственной пропаганде.

Возможность режима подавить сопротивление массовыми репрессиями будет проверена в ближайшее время — 13 сентября пройдут местные выборы в 18-ти субъектах федерации. Волнения в России могут быть еще более непредсказуемыми, чем в Белоруссии, из-за размера страны и большой вероятности нескольких одновременных восстаний. Открытое противостояние непопулярным решениям уже приобрело массовые формы в нескольких регионах и городах, включая Хабаровск на Дальнем Востоке, Шиес на севере страны и Ингушетию на нестабильном Северном Кавказе.

Восстания заразительны, они приобретают все большие масштабы. Широкая распространенность недовольства тем, как Кремль справляется с пандемией, усугубляет возмущение государственной политикой. Опрос общественного мнения, проведенный независимым Левада-Центром, показывает, что почти половина россиян поддерживают протесты в Хабаровске, 17 процентов выступает против и треть хотела бы организовать такие протесты в своих регионах. В то же время общественное доверие Путину упало до беспрецедентных 25 процентов.

Возможны различные сценарии волнений, включая борьбу за власть в Москве, эскалацию конфликтов между Кремлем и региональными правительствами и падение централизованного контроля в некоторых частях страны, который может спровоцировать политический взрыв или даже насильственный коллапс. Реакция правительства на общественные беспокойства может усилить общественное сопротивление. Чтобы избежать дефрагментации государства, Путин может прибегнуть к различным полумерам, таким как предоставление экономических выгод или предложение административной децентрализации ключевым региональным центрам. Также он может провести выборочные репрессии против конкретных акций протеста или даже устроить массовые подавления в одном или нескольких регионах.

Однако каждая из этих мер может привести к негативным последствиям. Выборочные экономические выгоды могут спровоцировать недовольство в других регионах на фоне расчетов, которые показывают, что массовое сопротивление политике Кремля увеличит государственное финансирование. Политические уступки местным лидерам могут поощрить губернаторов действовать более независимо и настаивать на более обширной автономии. Множество территориальных, этно-национальных и ресурсных конфликтов очевидны по всей огромной федерации. Такие конфликты могут сделать некоторые регионы все более неуправляемыми и вызвать открытые восстания против Москвы.

Выборочные репрессии окажутся безрезультатными или даже вызовут большее сопротивление. Может оказаться недостаточным потенциал режима провести массовые репрессии по всей стране или даже в нескольких регионах одновременно. Более того, ненадежность местных органов безопасности в подавлении открытого сопротивления может породить еще большие волнения, как это было в Хабаровске.

Внимательно наблюдая за Белоруссией и препятствуя дальнейшему государственному насилию, американские и европейские политики должны начинать готовиться к потенциально более разрушительной вспышке в России. Ни одна диктатура не вечна, и пока Россия тянется за внешней империей — в виде [присоединения] Белоруссии, Украины, Грузии и Молдавии, внутренняя империя Москвы может начать рушиться.

Януш Бугайски — старший научный сотрудник Центра анализа европейской политике в Вашингтоне. Его последняя книга, написанная совместно с Маргаритой Ассеновой, называется «Разобщенность Евразии: уязвимые фланги России» (Eurasian Disunion: Russia’s Vulnerable Flanks), Фонд Джеймстауна, Вашингтон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.