Project Syndicate (США): ещё раз о белых лебедях 2020 года

НЬЮ-ЙОРК — В феврале я предупреждал, что целый ряд предсказуемых кризисов — так называемых «белых лебедей» — способны спровоцировать в этом году огромные глобальные потрясения. Я писал, что:

«… между США и Ираном уже произошла военная конфронтация, которая вскоре может обостриться; Китай охватила вспышка вируса, способная перерасти в мировую пандемию; продолжаются боевые кибердействия; крупнейшие держатели казначейских облигаций США выбрали стратегию диверсификации активов; президентские праймериз Демократической партии обнажили разногласия в рядах оппозиции Трампу, а также поставили под сомнение процедуры подсчёта голосов; соперничество между США и четырьмя ревизионистскими державами усиливается; издержки для реального мира, вызванные изменением климата и другими экологическими тенденциями, быстро нарастают».

С тех пор вспышка covid-19 в Китае действительно переросла в пандемию, доказав правоту тех из нас, кто заранее предупреждал о том, что коронавирус может очень негативно повлиять на мировую экономику. Благодаря масштабным мерам стимулирования, «Ещё более великая рецессия» 2020 года не переросла в «Ещё более великую депрессию». Тем не менее, состояние мировой экономики остаётся хрупким. И даже если случится V-образный подъём после обвала до крайне низких показателей выпуска и спроса, он может продлиться лишь один или два квартала, учитывая низкий уровень экономической активности.

Альтернативный вариант: на фоне столь сильной неопределённости, а также склонности избегать рисков и сокращать размеры задолженности, которую демонстрируют корпорации, домохозяйства и даже целые страны, со временем возможно наступление более анемичного U-образного восстановления экономики. Впрочем, если недавний всплеск количества случаев заражения covid-19 в США и других странах не будет остановлен, а осенью и зимой начнётся вторая волна (причём до того, как будет открыта безопасная и эффективная вакцина), тогда экономику, скорее всего, будет ждать W-образная рецессия с двумя периодами спада. Кроме того, учитывая наличие столь глубинных слабостей в мировой экономике, нельзя исключать, что в средине десятилетия наступит L-образная «Ещё более великая депрессия».

Как я и предсказывал в феврале, соперничество между США и четырьмя ревизионистскими державами — Китаем, Россией, Ираном и КНДР — усилилось накануне ноябрьских президентских выборов в Америке. Растёт озабоченность, что эти страны используют кибероружие для вмешательства в выборы и для углубления политических разногласий в Америке. Если итогом выборов станет небольшой разрыв между кандидатами, это почти несомненно приведёт к обвинениям (любой из сторон) в «фальсификациях», а потенциально к гражданским беспорядкам.

Кроме того, кризис covid-19 серьёзно усугубил китайско-американскую холодную войну, которая затрагивает вопросы торговли, технологий, данных, инвестиций и валюты. В Гонконге, на Тайване, в Восточно- и Южно-Китайском морях наблюдается опасная эскалация геополитической напряжённости. Даже если считать, что ни Китай, ни США не хотят военной конфронтации, активное балансирование на грани войны может привести к военным инцидентам, которые способны выйти из-под контроля. Сделанное мною в феврале предостережение, что китайско-американская холодная война может перерасти в горячую, стало с тех пор ещё более актуальным.

Я ожидал, что на Ближнем Востоке Иран будет усиливать напряжённость в отношениях с США и их союзниками, особенно Израилем и Саудовской Аравией. Но на фоне всё более явной слабости рейтингов Трампа иранцы очевидно выбрали политику относительной сдержанности, надеясь, что победа Джо Байдена приведёт к обратному присоединению США к ядерному соглашению 2015 года и ослаблению режима американских санкций. Между тем Израиль, понимая, что его стратегическое окно закрывается, согласно утверждениям прессы, начал осуществлять секретные атаки на различные военные и ядерные цели в Иране (якобы при негласной поддержке администрации Трампа). В результате, стали чаще слышны разговоры об «октябрьском сюрпризе», связанном с Ближним Востоком.

Я также выражал озабоченность, что администрация Трампа может использовать санкции для ареста и заморозки купленных Китаем, Россией и другими странами-соперниками казначейских облигаций США, спровоцировав их распродажу на фоне перехода этих стран в геополитически более безопасные активы, такие как золото. Эти опасения (а также угроза роста инфляции из-за большого, монетизированного бюджетного дефицита) с тех пор вызвали резкий подъём цены на золото: в этом году она увеличилась на 23%, а с конца 2018 года — более чем на 50%. США действительно превращают в оружие доллар, который в последнее время ослаб, поскольку и соперники, и союзники Америки стараются провести диверсификацию, избавляясь от активов, номинированных в долларах.

Экологические опасения также возрастают. В Восточной Африке процесс опустынивания создал идеальные условия для библейского нашествия саранчи, которая уничтожает урожаи и источники существования людей. Согласно выводам нового исследования, в предстоящие десятилетия неурожаи, вызванные повышением температуры и опустыниванием, заставят переселиться сотни миллионов людей из горячих тропических зон в направлении США, Европы и других регионов с умеренным климатом. Есть также новые исследования, которые предупреждают, что переход климатических «точек невозврата», таких как таяние крупных ледяных щитов в Антарктике или Гренландии, может привести к внезапному, катастрофическому повышению уровня моря.

Становится также всё более очевидной связь между изменением климата и пандемиями. Люди активно вторгаются в места обитания диких животных, поэтому они всё чаще вступают в контакт с летучими мышами и другими носителями зоонозных заболеваний. Кроме того, существуют усиливающиеся опасения, что из-за таяния сибирской вечной мерзлоты вновь могут появиться смертельно опасные вирусы, которые долгое время были заморожены; они способны быстро распространиться по всему миру, подобно covid-19.

Почему финансовые рынки блаженно игнорируют все эти риски? После падения на 30-40% в начале пандемии многие фондовые рынки сумели с тех пор отыграть почти все свои потери. Это произошло благодаря масштабным мерам бюджетной поддержки и надеждам на скорое появление вакцины от covid-19. Наблюдающееся на рынках V-образное восстановление говорит о том, что инвесторы ожидают такого же V-образного восстановления экономики.

Проблема в том, что сегодня остаётся верным всё то, что было верным и в феврале: экономика всё ещё может быстро пойти под откос из-за материализации ещё одной экономической, финансовой, геополитической или медицинской маловероятной угрозы (так называемый хвостовой риск). Многие из этих угроз сохраняются, а в некоторых случаях они стали даже более актуальными из-за текущего кризиса. Рынки обычно не очень хорошо учитывают политические и геополитические хвостовые риски (не говоря уже об экологических), потому что их вероятность трудно оценить. Однако на фоне событий последних нескольких месяцев мы не должны удивляться, если появиться ещё один или даже нескольких белых лебедей, которые ещё раз потрясут мировую экономику, причём нынешний год ещё даже не успеет завершиться.

Нуриэль Рубини — американский экономист, профессор экономики Нью-Йоркского университета. Один из самых авторитетных экспертов в мире по вопросам глобальных финансов. Предсказал глобальный финансовый кризис (2008-2011).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.