Foreign Policy (США): конец привычному укладу в российской глубинке

Российский дальневосточный город Хабаровск, расположенный всего примерно в 25 километрах от китайской границы, не был в составе Российской империи до середины 19 века. Контроль империи над своими самыми восточными регионами всегда был слабым: трудно следить за местом, которое находится в тысячах километров от столицы за древними лесами и замерзшими реками. Сегодня восток России беден и малонаселен, а быстро развивающийся Китай не прочь использовать российские пиломатериалы и другие ресурсы этого района, в то время как местные жители недовольны ситуацией, о чем свидетельствует серия масштабных протестов, прошедших в Хабаровске и соседних городах в прошлом месяце.

В течение всего периода правления Владимира Путина в России время от времени то тут, то там вспыхивали очаги недовольства и гнева. В провинции протесты, как правило, касались скорее экономических вопросов, таких как пенсии, налоги и пошлины, тогда как более гламурные продемократические протесты, которые обычно привлекают больше международного внимания, концентрировались в Москве. Но у насущных практических тем есть большой потенциал для объединения жителей обширной страны, а ведь не одна империя уже пала именно из-за волнений в провинции.

Демонстрации в Хабаровске начались после того, как 9 июля арестовали губернатора региона Сергея Фургала, обвиненного в том, что он в 2004 и 2005 году стал заказчиком четырех убийств. Жители Хабаровска были просто разъярены этим арестом, вполне резонно посчитав его происками Кремля против демократии. В интернете стали появляться мемы в поддержку Фургала, петиция в его защиту набрала более 30 тысяч подписей, а в городе, где живет всего 600 тысяч человек, десятки тысяч вышли на демонстрации. Митинги проходят ежедневно, а большие демонстрации — каждую субботу. Люди скандируют, например, «наш голос, наш Фургал» и «Путина в отставку».

Фургал не собирался становиться героем оппозиции. Перед тем, как в 2005 году прийти в политику, он был бизнесменом и руководил предприятиями, занимающимися пиломатериалами и металлоломом. Эти отрасли на Дальнем Востоке гиперконкурентны и часто связаны с организованной преступностью. (Местные избиратели готовы простить ему это неоднозначное прошлое). В 2018 году на выборах он неожиданно одержал победу над кандидатом «Единой России» Вячеславом Шпортом.

Фургал, к тому времени уже долго занимавший место в государственной Думе, тогда даже не удосужился придумать слоган для своей предвыборной кампании. Его рекламные щиты изображали лишь его лицо и имя, даже не указывая, на какой пост он претендует. Но партия Путина «Единая Россия» настолько рассердила избирателей планами повысить пенсионный возраст, что многие проголосовали за Фургала просто потому, что он был кандидатом от Либерально-демократической партии, которая выступала против этого изменения.

В первом раунде Фургал фактически сыграл со Шпортом вничью. Несмотря на то, что по имеющейся информации, Кремль стремился выдавить его, Фургал продолжил участвовать в гонке, хотя и покинул город во втором туре, чтобы чрезмерно не повлиять на результаты. В итоге он получил 70 процентов голосов. Кремль наказал его, перенеся столицу Дальневосточного федерального округа из Хабаровска во Владивосток и начав расследование в отношении бывшего губернатора, который поддерживал кампанию Фургала.

Такого рода возмездие сделало Фургала «символом народного сопротивления», как выразился Андрей Перцев из «Медузы». Фургал начал экспериментировать с новой идентичностью, присоединяясь к протестующим и критикуя представителей «Единой России». Либерально-демократическая партия победила на выборах в Хабаровске в 2019 году, хотя Фургал снова отказался от предвыборной кампании. Рейтинг Путина в Хабаровске упал, что вызвало новый приступ гнева федерального правительства. Власти совершили рейд на фирму, связанную с Фургалом, и арестовали его бывшего партнера по бизнесу, обвинив его в убийстве. После этого бывший партнер дал против Фургала показания по делу об убийстве времен его карьеры в металлоломном бизнесе. Дни свободы Фургала были сочтены.

Каким бы диким ни был мир хабаровского металлолома, обвинения в адрес Фургала выглядят несостоятельными. Расследование, проведенное независимой «Новой газетой», обнаружило, что два убийства, в которых обвиняют Фургала, не были делом его рук, а результатом конфликта мафий, где были замешаны человек по прозвищу «Краб» и бизнес по продаже уличного фаст-фуда. Обвинение в третьем убийстве не выдерживает никакой критики, а четвертое убийство, совершенное водителем Фургала, произошло спонтанно после ссоры из-за доставки металлолома.

Пока что федеральные власти реагировали на протесты в Хабаровске успокаивающими обещаниями и мягким наказанием. Учитывая жестокое обращение с протестующими в Москве — например, массовые выборочные аресты прошлым летом в связи с нечестными городскими выборами — относительно мягкое обращение с демонстрантами в Хабаровске позволяет предположить, что Москва считает нежелательным издеваться на гражданами отдаленных регионов, или ей это делать просто не так удобно.

Михаил Дегтярев, член Госдумы от Либерально-демократической партии, 20 июля назначенный на должность губернатора, сообщил жителям, что премьер-министр Михаил Мишустин выделил 1,3 миллиарда рублей для финансирования Хабаровска. (Дегтярев никогда не жил в Хабаровске и к негодованию демонстрантов продолжает уезжать из города в выходные на время протестов). Дегтярев также пообещал создать народный совет, который мог бы доносить до губернатора требования народа.

В Инстаграме Дегтярев написал о вооруженных и опасных протестующих и высказал предположение о подстрекательстве из-за рубежа, но пока уклонялся от решительных действий в отношении демонстрантов. К настоящему времени двоих протестующих арестовали и приговорили к недельному заключению за организацию несанкционированных митингов, двоим присудили выплатить штраф и еще несколько человек были задержаны накануне протестов или подверглись нападению неизвестных. Но по большей части хабаровская полиция разрешает протестам беспрепятственно продолжаться. Последний из маршей, прошедший в субботу 1 августа, был пока что самым немногочисленным, возможно, из-за сильного дождя в тот день. Но его «небольшой» размер весьма относителен: по улицам прошло примерно 10 тысяч человек.

Самими громкими протестами путинской эры до сих пор были демонстрации, проходившие с 2011 по 2013 год в Москве в связи с мошенничеством на выборах. В основном они устраивались в Москве, и в них участвовали известные писатели и множество представителей московского космополитического, хорошо образованного творческого класса. В ответ на появление этого движения, которое грозило перерасти в российскую версию «цветной революции» в украинском стиле, Путин и его администрация попытались стравить московскую творческую интеллигенцию с предполагаемым молчаливым большинством в российской провинции.

Например, показательный процесс над Pussy Riot был одной из попыток представить московских протестующих как богохульных хипстеров европейского типа, плюющих на веру простых православных россиян. Спровоцировать недовольство в адрес привилегированных москвичей было просто: все-таки правительство еще с 1990-х годов сосредотачивало всю власть и богатство именно в Москве, превратив город в блестящую столицу международного уровня, процветающую, даже когда провинция чахнет.

Но и в провинции было не так тихо, как хотелось бы российскому правительству. За последние два десятилетия в стране за пределами Москвы и Санкт-Петербурга прошел ряд значимых протестов. Часто они напрямую были связаны с недовольством экономической ситуацией — в особенности со снижением уровня жизни и попытками демонтировать систему социальной защиты в советском стиле, которую многие россияне считают своим непреложным правом.

В 2005 году попытка перейти от социальных льгот в неденежной форме к выплатам вместо них гражданам наличных, спровоцировала протесты в десятках российских городов. Демонстранты заблокировали автомобильные и железные дороги и захватили правительственные здания.

В 2008 году ОМОН разогнал демонстрацию во Владивостоке — люди протестовали против новых налогов на импортные автомобили. В 2009-2010 годах жители Калининграда протестовали против новых транспортных пошлин, а по большому счету против их губернатора от «Единой России» и Путина. В начале 2015 года дальнобойщики организовали забастовку против новой системы оплаты за ползование дорогами, а в 2017-2018 по всей стране проходили антикоррупционные протесты, возглавляемые борцом с коррупцией и лидером оппозиции Алексеем Навальным. Гнев в связи с предложенным в 2018 году повышением пенсионного возраста охватил не только жителей Хабаровска: он спровоцировал протесты в большинстве крупных городов России и способствовал значительным потерям «Единой России» во время выборов 2018 года.

По мере ускорения климатических изменений, экологические вопросы все больше выходят на первый план во время протестов в провинции. Все больше россиян протестуют против вырубки лесов, загрязнения окружающей среды и неспособности правительства предотвратить или взять под контроль такие катастрофы как лесные пожары, бушующие в Сибири каждое лето. В прошлом году демонстранты в Красноярске потребовали отставки своего губернатора, после того как тот заявил, что бороться с лесными пожарами, окутавшими регион дымом, экономически невыгодно.

Протесты по поводу свалки (мусорного полигона — прим. ред.) в Шиесе, которые проходили с 2018 по 2020 год в Архангельской области и Республике Коми, имели особенно сильный символический заряд. Когда охотники обнаружили в лесу секретную стройплощадку, местные жители узнали о планах построить там новую свалку для несортированного мусора из Москвы, которая стала бы источником большого количества токсичных выделений, рискующих попасть в близлежащие водные пути, а потенциально и в Баренцево море. Активисты создали блокпосты, чтобы помешать строительству и создали большой палаточный городок. Это протестное движение, куда входили активисты из числа коренного населения, экологи и коммунисты, проявило стойкость: в декабре 2019 они сообщили, что в демонстрации в Котласе (в котором, по совпадению, родился Ерофей Хабаров, исследователь 17 века, в честь которого назван Хабаровск) приняли участие от 5 до 10 тысяч человек — и это в городе, чье население составляет всего 60 тысяч жителей. Строительство приостановили, но активисты оставались на страже. В июне 2020 правительство Архангельской области расторгло контракт со строительной компанией.

Совсем недавно Путин вызвал возмущение экологов тем, что подписал новый законопроект, согласно которому с 31 июля открылись природоохранные зоны вокруг сибирского озера Байкал, самого большого пресного водоема в мире с уникальной древней экосистемой. В прошлом году местным жителям удалось помешать планам строительства китайской компанией на берегу озера предприятия по выпуску бутилированной воды и таким образом защитить озеро, которому и так уже давно угрожают промышленные загрязнения — от предприятий горнодобывающей индустрии и сельского хозяйства.

Поскольку в России потепление происходит примерно в два раза быстрее, чем в остальном мире, в ближайшие годы экологические протесты, скорее всего, будут усиливаться. Во время опроса 2018 года, проведенного Советом по правам человека при президенте РФ, респонденты заявили, что чаще всего власти нарушают право граждан на чистую окружающую среду. (Второе место заняли право на справедливый суд и честные выборы.) Поскольку изменения климата продолжают влиять на урожай, наносят ущерб инфраструктуре (особенно уязвимой в районах с вечной мерзлотой, которая сейчас тает) и способствуют стихийным бедствиям, экологические и экономические проблемы скоро сольются воедино, что может вызвать новые протесты в Сибири, на Дальнем Востоке и в Арктике. Администрация Путина тратит много энергии на противодействие НАТО на западной границе страны, но проблемы возникают и на востоке, и на севере.

Что нужно сделать, чтобы превратить эти всплески региональных протестов в устойчивое национальное движение? Организаторам нужно будет найти проблемы, которые смогут объединить россиян в разных регионах и по всему политическому спектру. Фирменная тема Навального — борьба с коррупцией — доказала свою непреходящую привлекательность для избирателей и самых разных активистов. Отсутствие демократического представительства, снижающийся уровень жизни и разрушение системы социальной защиты вызывают возмущение как в столичном регионе, так и в провинции. Изменения климата по-прежнему имеют незначительное политическое значение в России, но озабоченность по поводу ухудшения окружающей среды может достичь и национального уровня, как это было в Советском Союзе в 1970-х и 1980-х годах. В конце концов, реальные изменения могут быть вопросом количества — протестующих, активистов, регионов, готовых выйти на улицы. Когда горит весь лес, потушить пожар бывает очень трудно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.