Заключения о секретности сведений, якобы переданных НАТО журналистом Иваном Сафроновым, подготовили Минобороны и ФСВТС

Избрание меры пресечения в Лефортовском суде Москвы советнику главы «Роскосмоса» Ивану Сафронову по делу о госизмене, 7 июля 2020 года Избрание меры пресечения в Лефортовском суде Москвы советнику главы «Роскосмоса» Ивану Сафронову по делу о госизмене, 7 июля 2020 года

Избрание меры пресечения в Лефортовском суде Москвы советнику главы «Роскосмоса» Ивану Сафронову по делу о госизмене, 7 июля 2020 года
Мосгорсуд / ВКонтакте

Избрание меры пресечения в Лефортовском суде Москвы советнику главы «Роскосмоса» Ивану Сафронову по делу о госизмене, 7 июля 2020 года
Мосгорсуд / ВКонтакте

В уголовном деле советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова упоминаются заключения специалистов, якобы подтверждающие секретность сведений, которые, по версии следствия, он передал иностранным спецслужбам. Об этом сообщил «Интерфаксу» его адвокат, руководитель правозащитного объединения «Команда 29» Иван Павлов.

«В постановлении о возбуждении уголовного дела, которое мы видели, упоминается несколько заключений — по-моему, три. Два министерства обороны и одно ФСВТС (Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству. — Прим. «Интерфакса»). Такие заключения обычно делаются для того, чтобы проверить те или иные сведения на предмет их секретности и достоверности», — сказал Павлов.

По словам адвоката, ни судье при избрании Сафронову меры пресечения, ни защите сами заключения следователь не показал.

Адвокат пояснил, что заключения были сделаны задолго до возбуждения уголовного дела в отношении Сафронова, а одно из них было получено еще год назад.

«Такие заключения делаются буквально на коленке в рамках оперативно-разыскных мероприятий и фактически они представляют из себя мнение того, кто их делает. К экспертизе, которую эксперт делает в рамках уголовного дела, будучи предупрежденными об уголовной ответственности, это не имеет отношения. По делу Ивана Сафронова никаких экспертиз пока не назначалось и не проводилось», — подчеркнул Павлов.

Он считает, что обжалование ареста может принести успех. «Большой вопрос: устоит ли такое постановление суда (об аресте Сафронова. — Прим. «Интерфакса»), которое основано лишь на постановлении о возбуждении уголовного дела? Потому что никаких других фактурных материалов суд не изучал», — отметил адвокат.

Лефортовский районный суд Москвы 7 июля арестовал на два месяца журналиста Ивана Сафронова по подозрению в госизмене (статья 275 УК РФ).

По данным защиты, следствие ФСБ считает, что Сафронов, будучи в 2012 году завербованным чешской спецслужбой, в 2017 году передал ее представителю секретную информацию, связанную с поставками вооружений и действиями ВС РФ в странах Африки и Ближнего Востока. Конечным получателем секретных сведений были США, настаивает следствие.Сафронов отрицает, что совершил преступление, и считает, что уголовное дело связано с его журналисткой деятельностью.

В последнее время Иван Сафронов работал советником главы «Роскосмоса». А до этого он занимался журналистикой в газетах «Коммерсант» и «Ведомости». В тот период Сафронов написал множество материалов по теме военно-технического сотрудничества РФ, об оборонно-промышленном комплексе, о космической промышленности и безопасности страны.

За последний год Иван Сафронов писал о катастрофе атомной подлодки «Лошарик», о тайном присвоении главе Ростеха Сергею Чемезову звания Героя России, а также о нештатной ситуации с устаревшей ракетой на стратегических учений «Гром-2019» с участием президента Владимира Путина, о разгильдяйстве, из-за которого произошел пожар на авианосце «Адмирал Кузнецов», о первом крушении в истории истребителей Су-57, о контракте РФ и Египта на поставку десятков истребителей Су-35 в обход международных санкций.

Дело Ивана Сафронова является знаковым. Впервые почти за 20 лет в России предъявляют обвинение в госизмене журналисту. До этого по такой же статье был осужден журналист Григорий Пасько в 2001 году, отмечает адвокат Иван Павлов.

«До 2012 года было практически непредставимо обвинить журналиста в госизмене, поскольку журналисты по определению не имеют доступа к гостайне, — пишет главный редактор сайта Agentura.ru Андрей Солдатов. — Когда редакция статьи изменилась по просьбе ФСБ, стало понятно, что правила поменялись».