За два месяца карантина россиян оштрафовали на полмиллиарда рублей по однотипным судебным решениям

В апреле и мае полиция направила в российские суды более 360 тысяч протоколов о нарушении правил самоизоляции 54 тысячи штрафов получили москвичи от приложения "Соцмониторинг"

ВСЕ ФОТО

В апреле и мае полиция направила в российские суды более 360 тысяч протоколов о нарушении правил самоизоляции
АГН Москва / Сергей Киселев

Уже в начале апреля, когда в суды только начали поступать протоколы по статье 6.3 КоАП, стало очевидно, что в регионах даже не пытаются создать видимость реального рассмотрения этих дел
Moscow-Live.ru / Акишин Вячеслав

В апреле и мае полиция направила в российские суды более 360 тысяч протоколов о нарушении правил самоизоляции, еще 54 тысячи штрафов получили москвичи от приложения «Соцмониторинг». За время эпидемии государство уже оштрафовало россиян как минимум на 400 млн рублей.

Как сообщается в совместном расследовании порталов «Важные истории» и «Холод», россияне уже должны государству как минимум 407,6 миллиона рублей за нарушение режима самоизоляции, а с учетом неопубликованных и не рассмотренных судебных дел эта сумма может возрасти до 636,8 миллиона. Кроме того, граждане должны государству почти миллион рублей за распространение «фейков» о коронавирусе: минимальный присужденный за это штраф — 15 тысяч рублей, максимальный — 300 тысяч.

Протоколы о нарушении правил самоизоляции составляются по двум статьям КоАП: о невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий при возникновении угрозы распространения заболевания (6.3 КоАП) и о невыполнении правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, где существует угроза возникновения ЧС (20.6.1 КоАП). Суды уже успели рассмотреть две трети протоколов (256 тысяч) и в 88% случаев признали граждан виновными.

Уже в начале апреля, когда в суды только начали поступать протоколы по статье 6.3 КоАП, стало очевидно, что в регионах даже не пытаются создать видимость реального рассмотрения этих дел. Так, в Краснодарском крае выносили по 50 решений в день. Рекордсменом стал судья Адлерского района Сочи Роман Язвенко, который, по официальной информации, за один день 9 апреля принял решения по 55 делам (в среднем 6 минут на дело).

Его коллега из Ленинского районного суда Краснодара Станислав Буренко вынес 51 решение 14 апреля и 52 решения — 15 апреля (по 6,5 минуты на дело). Ни одно из этих решений не было опубликовано, хотя с момента их вынесения прошло уже больше полутора месяцев. Каким образом можно было рассмотреть столько дел за один день, в Ленинском районном суде не уточнили.

Ситуация усугубилась в середине апреля, когда полиция перешла на оформление протоколов по более популярной статье 20.6.1 КоАП. Уже к концу месяца в тех же судах Сочи и Краснодара рассматривали больше ста протоколов в день. Татарстан входит в тройку регионов, где было вынесено больше всего обвинительных постановлений — 41,7 тысячи. На втором месте значится Краснодарский край (19,1 тысячи постановлений), на третьем — Башкортостан (9,1 тысячи). Заместитель председателя Набережночелнинского горсуда Татарстана Ленар Хасимов с 25 по 31 мая рассмотрел более 800 дел, а 27 мая установил абсолютный рекорд — 252 дела в один день (по 2,6 минуты на дело). Почти половину дел (111 материалов) Хасимов рассмотрел в период между 14:00 и 14:30, потратив примерно по 16 секунд на дело.

Согласно базе данных суда, за два месяца судья Хасимов уже вынес решения по 1 816 делам, что является самым высоким показателем в стране. Второе место занимает его коллега по Набережночелнинскому городскому суду Раушан Касимуллин — 1 576 дел. При этом из почти двух тысяч решений судьи Хасимова опубликованы меньше 350, а 73 из 80 решений по «коронавирусной» статье 20.6.1 были вынесены без участия задержанных. В Набережночелнинском суде заявили, что все дела были рассмотрены судьей Хасимовым «в соответствии с требованиями действующего Кодекса РФ об административных правонарушениях».

Другой судья Октябрьского районного суда Уфы Тимур Багаутдинов рассмотрел 90 дел за 8 часов работы 7 мая. При этом все решения Багаутдинова в этот день не просто похожи, а дословно копируют друг друга, хотя Верховный суд еще в конце 2016 года прямо запретил копировать части обвинительного заключения в приговор по уголовному делу. В текстах решений Багаутдинова отличаются только персональные данные задержанных, которых обвиняют в нахождении в общественном месте по одному и тому же адресу и нарушении режима самоизоляции. Половине нарушителей Багаутдинов вынес предупреждение, остальные получили штрафы от 1000 до 3000 рублей.

Житель Уфы Фидарис Кашапов, которого оштрафовали по такому типовому решению, рассказал, что после задержания 20 апреля ему не сказали, когда будет суд, а сразу дали подписать бумагу с разрешением провести заседание без его участия. О штрафе Кашапов узнал только в середине мая, когда ему пришло уведомление на сайте госуслуг. В Октябрьском суде Уфы заявили, что закон позволяет не предоставлять информацию, если она «является вмешательством в осуществление правосудия».

Адвокат Михаил Бирюков отмечает, что конвейерное вынесение решений по административным делам заработало еще во времена протестных акций в Москве. Тогда же полиция начала брать с задержанных заявление о том, что они не хотят участвовать в заседании, что и позволяет суду штамповать однотипные решения.

Некоторые россияне успели собрать по несколько штрафов за время эпидемии. Так, 10 апреля в Краснодарском крае жителя хутора Новопокровский Григория Ефимова оштрафовали по статье 6.3 КоАП на 15 тысяч рублей за то, что он якобы проник в храм через окно без уважительных причин, а ровно через месяц снова задержали за то, что он «беспричинно передвигался пешком по городу Приморско-Ахтарск».

При этом под статьи о нарушении самоизоляции могут попасть не только граждане, но и организации. Наказания для них гораздо строже: по 20.6.1 КоАП могут назначить штраф от 100 до 300 тысяч рублей, а по 6.3 КоАП — от 10 до 20 тысяч рублей или остановку деятельности на срок до 90 суток. Выбирая, на какой срок остановить работу организации, суд чаще всего (в 20% случаев) останавливался на 30 днях; максимальный срок — 90 дней — назначался только в 5% случаев. Среди «нарушителей» в регионах оказались кафе, парикмахерские, больницы и церкви.

В целом по России денежный штраф стал самым распространенным наказанием для физических лиц, судьи выбирали его почти в 65% случаев. В остальных 35% они ограничивались предупреждением. По 20.6.1 КоАП судьи чаще всего (в 79% случаев) выбирали минимальный размер штрафа — 1 тысячу рублей. Самый популярный штраф по статье 6.3 КоАП, которая применялась реже, — минимальные 15 тысяч рублей. Такое решение судьи выносили в 57% случаев.

В целом по этим двум статьям государство оштрафовало российских граждан как минимум на 147,3 миллиона рублей. С учетом привлеченных к ответственности юридических лиц общая сумма опубликованных штрафов за апрель — май достигает 174,6 миллиона.

Москва и Санкт-Петербург оказались в конце рейтинга регионов как по числу протоколов, так и по количеству обвинительных постановлений, вынесенных по 6.3 и 20.6.1 КоАП. Но связано это с тем, что помимо «общероссийских» статей для жителей двух столиц действуют еще и местные. В Москве это статья о «нарушении требований нормативно-правовых актов, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории города Москвы» (3.18.1 городского КоАП), решения по которой выносятся автоматически. Автовладельцы могут получить штраф 5 тысяч рублей за вождение без пропуска, а люди с подтвержденным коронавирусом или просто с подозрением на него — 4 тысячи рублей от приложения «Социальный мониторинг».

В первые же недели после запуска приложения москвичи стали жаловаться, что оно работает с перебоями: его невозможно было установить, открыть или отправить селфи. Вместо помощи от техслужбы москвичи стали массово получать уведомления о штрафах. Например, врач-терапевт Татьяна Тюгай добросовестно соблюдала карантин и старалась выполнять требования приложения, однако у нее набралось 13 штрафов на 52 тысячи рублей — немногим меньше ее зарплаты за тот месяц. А профессору РУДН Ирине Карабулатовой, прикованной к постели после неудачной операции, пришли один за другим два штрафа, отменить которые невозможно.

По данным на конец мая, за нарушение самоизоляции власти города выписали москвичам уже 54 тысячи штрафов на сумму более 216 миллионов рублей. Сейчас многие горожане пытаются оспорить их в судах: на сайте Мосгорсуда зарегистрировано уже более 10 тысяч жалоб, которые ожидают рассмотрения.

В Петербурге же по аналогичной статье 8.6.1 городского Закона «Об административных правонарушениях» с мая вынесли штрафов на 17 миллионов рублей. Там протоколы о нарушении самоизоляции рассматривают без участия суда в городском комитете по законности и правопорядку или в районных администрациях.

Если суммировать штрафы, вынесенные по всей России, с московскими и петербургскими (они выносились по отдельным статьям), то государство за время эпидемии уже оштрафовало граждан на 407,6 миллиона рублей. По подсчетам «Важных историй» и «Холода», эта сумма может возрасти до 636,8 миллиона по результатам еще не рассмотренных и неопубликованных решений.

При этом четверть россиян не верят в существование коронавирусной инфекции, а половина «коронаскептиков» нарушает режим самоизоляции. По мнению экспертов, власти должны были не приказывать, а объяснять и договариваться с обществом, но вместо этого предпочли одновременно уверять, что ситуация находится под контролем, но является крайне серьезной. А логику властей при присуждении штрафов люди зачастую не понимают: в разных регионах судьи по-разному определяют тяжесть правонарушения и наказание за него, хотя обстоятельства, при которых люди нарушали режим самоизоляции, примерно одинаковы. По мнению главы правозащитной организации «Апология протеста» Алексея Глухова, это может быть связано с позицией местных властей, которые ориентируют полицию либо на массовое выявление нарушителей, либо на профилактику правонарушений.

К примеру, в Ставропольском крае судьи в 95% случаев выносили гражданам по 20.6.1 КоАП только предупреждение. В остальных 5% назначался штраф, но практически всегда минимальный — 1 тысяча рублей. Предупреждениями также чаще всего ограничивались суды Еврейской автономной области. Зато в Адыгее предупреждения выносились редко: в 21% случаев были назначены штрафы в размере более 10 тысяч рублей, в 65,5% — от 1 до 10 тысяч. Кроме того, «конвейерное» правосудие обнаружено в Брянской области, где отмечается самое большое число протоколов на душу населения — 12 609 на миллион человек. Но подавляющее большинство этих протоколов (83%) «зависли» в судах без решения. брянские судьи начали рассматривать эти дела только к концу месяца — десятками в день. Более 10 тысяч нерассмотренных протоколов накопилось и в Дагестане.

Во время эпидемии российские власти также ужесточили наказание за распространение недостоверной информации. Правозащитная группа «Агора» подсчитала, что с апреля правоохранительными органами было инициировано 42 случая уголовного преследования за «фейки», в 17 из них фигурантами стали активисты, политики и журналисты.

В уголовной статье о «фейках» прямо говорится, что информация должна создавать угрозу «массового нарушения общественного порядка и безопасности», но фактически на выбор статьи и исход дела не влияет ни количество просмотров, ни платформа, на которой пост опубликован. Правозащитники отмечают, что выбор между уголовным и административным делом за «фейк» носит случайный характер и зависит от сотрудников полиции, возбуждающих эти дела, а также служит инструментом противодействия любой альтернативной информации.

Общая сумма штрафов за распространение «фейков» по уголовным и административным делам, которые смогли отследить в «ОВД-инфо», сейчас составляет 960 тысяч рублей. Помимо штрафов, суды в некоторых случаях могут принять решение изъять технику, которая использовалась для публикации «фейка». Например, у 19-летнего юноши суд конфисковал телефон, с которого тот написал о перекрытии моста Саратов — Энгельс из-за коронавируса.

На обвиняемых могут оказывать и дополнительное давление: так, полицейские публикуют видео, где авторы «фейков» извиняются за свои посты. Распространена также практика «неформальных бесед», когда с авторов постов берут объяснения и вызывают на допросы, несмотря на то, что уголовное дело возбуждено не было, или полицейские приходят к ним домой, чтобы предупредить о недопустимости распространения фейков. Такую «профилактическую беседу» сотрудники МВД провели, например, с 13-летним школьником из Челябинской области, который написал, что местная автозаправка перестала работать из-за эпидемии. А протокол составили на его мать за неисполнение родительских обязанностей. Между тем, по словам юристов, практика «бесед» и извинений на камеру незаконна, и ни полиция, ни суд не имеют права требовать от человека извинений.