The Guardian (Великобритания): почему Трамп любит американскую армию — и почему она не отвечает ему взаимностью

Президент очень любит называть окружающих его солдат «моими генералами» и «моей армией». Это притяжательное местоимение всегда вступало в противоречие с гражданско-военной добродетельностью — еще до того, как стало ясно, насколько буквально Трамп его трактует.

Субботняя церемония в академии Уэст-Пойнт стала непосредственным отражением подхода президента. Более тысячи кадетов курса 2020 года были отозваны из дома обратно в кампус, который находится в 85 километрах от Нью-Йорка, несмотря на пандемию коронавируса, чтобы президент Трамп мог выступить с речью, которую будут транслировать по телевидению.

У 15 кадетов тесты на коронавирусную инфекцию оказались положительными. Остальным пришлось отправиться на карантин на две недели. Большинство понимало, что это мероприятие является частью предвыборной кампании Трампа, и оно состоялось спустя несколько дней после того, как президент пересек границы дозволенного, использовав военных для собственной защиты.

1 июня президент приказал очистить территории вокруг Белого дома от мирно настроенных демонстрантов, которые протестовали против жестокости полицейских, убивающих чернокожих американцев. Тогда против демонстрантов были применены слезоточивый газ и другие химические вещества, резиновые пули, дубинки и вся сила полиции — и все это только ради того, чтобы Трамп смог пройти через Лафайет-сквер и попозировать с Библией в руках перед церковью святого Иоанна, которую называю «церковью президентов».

В тот момент Трампа сопровождали его министр обороны Марк Эспер (Mark Esper) и председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Марк Милли (Mark Milley), который был одет в боевую форму. Учитывая присутствие огромного количества солдат Национальной гвардии, все выглядело так, будто подавление мирных протестов представляло собой настоящую военную операцию, нарушающую все те нормы, которые лежали в основе действий вооруженных сил Соединенных штатов последние 150 лет.

Трамп планировал зайти намного дальше и обратиться к закону «О противодействии мятежным действиям» 1807 года, чтобы развернуть элитное боевое подразделение из 82-й воздушно-десантной дивизии на улицах столицы.

«Здесь мы наблюдаем попытку использовать вооруженные силы ради достижения политической выгоды — потенциально отправить военных на улицы для противостояния протестующим и представить себя как «президента закона и порядка», что само по себе является концепцией с заметным расовым оттенком», — сказала Риза Брукс (Risa Brooks), профессор политологии в университете Маркетт.

Когда последствия этой ситуации с позированием Трампа перед камерами проявились в полной мере, Эспер и Милли нажали на тормоза. По слухам, Эспер чуть было не лишился своей должности, выступив против того, чтобы использовать закон «О противодействии мятежным действиям» и привлекать элитных бойцов. Этот бывший офицер вооруженных сил США и лоббист в сфере продажи оружия заявил, что он даже не подозревал о том, что его хотели использовать для фотосессии перед церковью святого Иоанна.

На этой неделе в своем видеообращении к Национальному университету обороны Милли принес извинения за свое участие в той фотосессии, сказав, что это было ошибкой. Учитывая то, что для нынешней администрации важнейшую роль играет абсолютная личная верность, Эспер и Милли вполне могут лишиться своих постов в ближайшее время. Они столкнулись с мощными встречными ветрами.
Несколько генералов в отставке осудили поведение Трампа. Джеймс Мэттис (James Mattis), бывший командир морской пехоты, ставший первым министром обороны в администрации Трампа, обвинил президента в «злоупотреблении властью» и в том, что тот выставил «конституцию на посмешище».

Накануне церемонии в Уэст-Пойнте сотни выпускников написали кадетам курса 2020 года.

«Мы обеспокоены тем, что другие выпускники, занимающие высокие государственные должности, не выполняют свою присягу и не следуют девизу «Долг, честь, страна», — говорится в открытом письме, авторы которого, несомненно, имели в виду Эспера. — Их действия угрожают авторитету аполитичных вооруженных сил».

Питер Берген (Peter Bergen), директор программы международной безопасности в аналитическом центре «Новая Америка» (New America) и автор книги «Трамп и его генералы: цена хаоса» (Trump and His Generals: The Cost of Chaos), сказал: «Я считаю, что это самый масштабный раскол между вооруженными силами и гражданским руководством. Я не могу припомнить момент, когда эта трещина была бы еще больше».

«Очень деликатное положение»

Эти колебания под опорами республики еще больше усиливаются вследствие роста межрасовой напряженности — вечной проблемы в американском обществе и политике.

Вооруженные силы США отражают разнообразие нации в гораздо большей степени, нежели любой другой американский институт. На фоне протестов, начавшихся после убийства Джорджа Флойда, военное руководство поддержало тех чернокожих офицеров, которые публиковали эмоциональные видео, где речь шла о системном расизме.

Это протестное движение дало новый толчок попыткам избавиться от символов Конфедерации. ВМС США и морская пехота запретили демонстрацию флага конфедератов, а сухопутные войска уже пересматривают решение назвать 10 своих баз именами офицеров Конфедерации.

Элис Хант Френд (Alice Hunt Friend), бывшая чиновница Пентагона, а ныне сотрудница Центра стратегических и международных исследований, сказала: «Высокопоставленные военные лидеры, действующие и уже ушедшие в отставку, находятся в очень деликатном положении, потому что они хотят сохранить свою беспристрастность… Но они также хотят высказываться о том, насколько важно, чтобы американские вооруженные силы были против расизма».

Расширяющаяся пропасть между вооруженными силами, противостоящими расизму, и президентом, который получает массу поддержки со стороны белых националистов, стала очевидной на этой неделе. В понедельник, 8 июня, Пентагон сообщил, что Эспер рассматривает возможность переименовать базы, названные в честь генералов Конфедерации. В среду, 10 июня, Трамп написал в твиттере: «Моя администрация даже не станет рассматривать возможность переименования этих великолепных, легендарных военных баз».

«Наша история как величайшей нации в мире не будет искажена, — провозгласил он. — Уважайте наши вооруженные силы!»

Уважение к вооруженным силам — это сильнодействующее лекарство в американской политике. Армия сумела сохранить доверие к себе со стороны подавляющего большинства избирателей, которые зачастую с презрением относятся к другим американским институтам. Политики часто пытаются заручиться поддержкой опытных боевых офицеров в предвыборный период, хотя эффективность такой тактики остается сомнительной.

После вступления в должность президента Трамп окружил себя генералами. С тех пор все они покинули свои посты, и теперь они либо выступают с критикой в адрес президента, либо молчат.
Президент — их главнокомандующий, однако они хранят верность конституции США. Они обязаны подчиняться всем приказам, которые отдает Трамп, пока эти приказы не противоречат закону. Признав, что Трамп пересек эту черту, генерал Милли просигнализировал, что он готов помешать Трампу сделать это снова.

Однако это может стать тяжелым решением. Что будет, если, скажем, в октябре Трамп будет отставать от своего конкурента на выборах и захочет провернуть какую-нибудь военную авантюру за рубежом или продемонстрировать военную силу на улицах американских городов?

В октябре 2018 года вооруженные силы подчинились приказу отправить сотни солдат к мексиканской границе за несколько недель до выборов в конгресс США, и этот шаг позволил президенту заявить, что он занимает жесткую позицию в вопросе иммиграции.

«Несомненно, высокопоставленные офицеры вооруженных сил ведут между собой множество по-настоящему тяжелых разговоров касательно того, что может произойти в следующие шесть месяцев, какие приказы они могут получить и какие действия будут правильными в тех обстоятельствах», — сказала Мара Карлин (Mara Karlin), бывший заместитель министра обороны по вопросам стратегии и развития вооруженных сил, а теперь руководитель стратегических исследований в Школе передовых международных исследований при университете Джона Хопкинса (Johns Hopkins School of Advanced International Studies).

«Я думаю, что следующие несколько месяцев станут по-настоящему сложными».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.