Санкэй симбун (Япония): суверенитет распространяется на четыре «северных острова»? Или все же на два?

Запись, сделанная по поводу российско-японских отношений в этом году, также отличается от прошлого года. Наиболее значимое дополнение касается юридической позиции Японии: «У нашей страны есть суверенитет на „северные территории»». В прошлом году не было ни одного слова о позиции Японии. 

Несмотря на то, что ранее было четко прописано, что «острова — исконно японские территории» и «четыре острова принадлежат Японии», в прошлом году эти фразы убрали. Причина заключалась в том, что переговоры по мирному договору, нацеленные на возврат «северных территорий», начали входить в нормальное русло.

В ноябре 2018 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент России Владимир Путин договорились ускорить переговоры. Ответственными за них были назначены министр иностранных дел России Сергей Лавров и его японский коллега (на то время) Таро Коно. 

В январе 2019 года стороны приступили к проведению детальных переговоров, и в «Синей книге по дипломатии», опубликованной в апреле того же года, японскую позицию не указали. Дело в том, что российская сторона начала заявлять о законной принадлежности Южных Курил по результатам Второй мировой войны и переговоры могли прерваться. 

Если в парламенте Коно спрашивали о «северных территориях», он уходил от ответа: «Я воздерживаюсь говорить о мыслях и курсе правительства вне переговоров». Подобная позиция правительства вызвала критику в Японии, стали слышаться голоса о том, что «власти идут на компромисс по территориальной проблеме». И даже появились подозрения: «Может, они хотят заключить сделку только по двум островам?»

В этом году в «Синюю книгу» добавили фразу о суверенитете Японии на острова, и может показаться, что это — прогресс в сравнении с прошлым годом, однако это не так. Изначальная позиция была такой: «Четыре северных острова — исконно японские территории». 

Между тем факт также и в том, что после войны образ мышления правительства Японии по поводу суверенитета на Южные Курилы и переговорного курса был беспорядочным. 

19 октября 1951 года, сразу же после подписания Сан‑Францисского мирного договора, заведующий договорным департаментом МИД Японии Кумао Нисимура (Kumao Nishimura) в ходе заседания чрезвычайного комитета палаты представителей заявил, исходя из того, что Итуруп и Кунашир относятся к «Южным Курилам»: «Что касается Курил, о которых идет речь в Сан‑Францисском мирном договоре, то они включают как Северные, так и Южные Курилы». Таким образом, он официально признал отказ по договору от Итурупа и Кунашира. 

Затем на фоне обострения холодной войны Япония меняет свои заявления: «Четыре северных острова — исконно японские территории». Дело в том, что перед подписанием Советско-японской декларации 1956 года США требовали не соглашаться на возврат только двух островов. 

Примерно в это время правительство Японии начинает употреблять словосочетание «северные территории». После подписания совместной декларации, в которой говорилось о передаче Хабомаи и Шикотана, СССР ужесточил свою позицию также и по причине конфронтации с США. Долгое время эта тема вообще не обсуждалась. В 50-х годах эпохи Сёва появился лозунг «возврат всех четырех островов сразу». 

После крушения СССР юридическую позицию унаследовала Россия. Она поддерживает переговорный процесс, но обсуждение топчется на месте. По всей видимости, в слове «острова», возникшем в ходе тяжб с российской стороной, содержатся различные намерения японских властей. 

В дополнении, опубликованном кабинетом 29 мая, подчеркивается, что «острова» в «Синей книге» — это Итуруп, Кунашир, Шикотан и архипелаг Хабомаи. Японцы подобные дополнения практически не читают. Япония может выразить свою позицию по четырем островам только в таком документе, и это отражает всю сложность текущего переговорного процесса. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Присоединяйтесь к нам в Facebook и будьте в курсе важнейших событий дня.