Корпократия: как фармацевтические компании контролируют мир (Sasapost, Египет)

В ходе поиска информации о Фрице Хоффмане-Ля Роше и его семье мы нашли множество источников, согласно которым семья Хоффманн контролирует многие сектора мировой торговли. Изучив веб-сайт компании, мы действительно обнаружили, что группа акционеров — это по большей части члены семьи Хоффманн (Изабель Хоффманн, Лукас Хоффманн, Марина Хоффманн, Андре Хоффманн, внук основателя, представитель этой группы акционеров и вице-президент компании), но какая доля акций принадлежит каждому члену семьи, на сайте не указано.

Мы отправили электронное письмо в информационное отдел компании, желая уточнить, сколько акций принадлежит семейству Хоффманн, владеет ли акциями Андре Хоффманн, и если да, то какой долей. Тем не менее ответа мы все еще не получили. С другой стороны, на веб-сайте агентства Reuters была опубликована информация, что семье принадлежит 45% акций компании.

Как следует из сообщения, в группу акционеров компании входят потомки основателя. Это девять потомков в пятом поколении и шесть — в четвертом. Изучая имена, фигурирующие в группе акционеров, упомянутой на веб-сайте компании, мы не смогли найти о них никакой информации, за исключением Андреса Эри, который оказался одним из внуков Фрица Хоффманна-Ля Роша по линии матери. Другими словами, компанией владеет семья основателя, и поэтому главные решения принимаются через Андре Хоффманна.

Международные фармацевтические банды. Бесполезные и опасные препараты

Как рассказала Ирэн Шебер, автор доклада «Неэтичный опыт фармацевтических компаний», в одном из выпусков программы на канале Al Jazeera, многие препараты от рака проходят клинические испытания в Египте, где пациенты участвуют в них, не зная об этом.

Roche является крупнейшей компанией, которая участвует в этих секретных испытаниях: на ее долю приходится до 50%. По словам Шебер, компания получила согласие египетского правительства на проведение этих экспериментов, несмотря на нарушение норм этики, а после публикации доклада компания нашла журналиста, участвовавшего в его подготовке и заставила подписать документ, в котором опровергается содержимое доклада.

Ведущий программы Тамер аль-Мисхаль пытался взять интервью у представителя компании Roche, но ему пришло электронное письмо с отказом от каких-либо комментариев. В более позднем своем письме компания указала на приверженность международным нормам права и правилам, касающимся проведения клинических испытаний, заявив, что все испытания препаратов в Египте проходят с ведома и одобрения Министерства здравоохранения страны.

После появления и распространения коронавируса компания Roche оказалась в числе союзников Трампа. На встрече с Трампом представитель компании Мэттью Сос объявил об открытии вакцины от коронавируса, получив похвалу президента, назвавшего Roche великой компанией.

Пандемия показала, что Roche — это всего лишь очередная компания, чья единственная цель — прибыль. У многих крупных компаний в фармацевтической промышленности есть опыт незаконной и неэтичной деятельности, однако именно Roche бросается производить лекарство, которое нужно миллиардам людей в мире, а правительства спешат его приобрести. В результате оказалось, что препарат под названием «Тамифлю» для профилактики и лечения гриппа бесполезен, хотя Всемирная организация здравоохранения, Европейское агентство по лекарственным средствам и Американский центр по контролю и профилактике заболеваний одобрили его, даже не изучив всю имеющуюся о нем информацию!

Случившееся после можно назвать катастрофой: после накопления на складах огромного количества бесполезных медикаментов их решили отправить в Газу в 2010 году, несмотря на то, что на тот момент там было мало случаев заражения свиным гриппом. Следуя примеру Roche, в 2010 году британская компания GlaxoSmithKline произвела препарат «Пандемрикс», который был продан людям в огромных количествах. Как оказалось, лекарство имело серьезные побочные эффекты у детей, что наблюдалось во всех европейских странах. Это способствовало началу исследований, в ходе которых обнаружилось, что препарат вызывает редкие и опасные неврологические симптомы. Эта история снова заставляет задуматься — как фармацевтические компании умудряются продвигать и продавать миру свою продукцию в условиях отсутствия малейшего контроля со стороны властей?

Ответ на этот вопрос дали авторы доклада, опубликованного в 2010 году. В нем говорится: «Трое ведущих ученых, консультирующих Всемирную организацию здравоохранения, когда-то имели финансовые связи с Roche и GSK, что объясняет, почему организация одобрила эти опасные лекарственные препараты».

Корпократия фармацевтических компаний и новый мировой порядок

Полученная информация заставила нас начать изучение других крупнейших международных фармацевтических компаний. Мы обнаружили, что помимо нарушений этики фармацевтические компании возглавляют семьи их основателей, как в случае с Roche. Другими словами, мировую фармацевтическую промышленность, а лучше сказать, человечество, контролируют всего несколько семей.

Так Чарльз Пфайзер, немецкий иммигрант, основал компанию Pfizer в 1848 году, ставшую одной из самых влиятельных фармацевтических компаний в мире. Она получила известность благодаря производству Виагры. Abbott Laboratories принадлежала американцу Уоллесу Кэлвину Эбботу, основавшему свою лабораторию в 1888 году. Компания Eli Lilly and Company названа в честь ее основателя, ветерана Гражданской войны в США. Он учредил ее в 1876 году. Мы привели всего лишь несколько примеров.

Итак, мы имеем дело с компаниями, основанными отдельными фигурами (в большинстве случаев в XIX веке) и управляемыми их семьями. Это значит, что мировая фармацевтическая промышленность находится в руках небольшого числа людей, которые могут действовать без какого-либо контроля со стороны, как мы видели на примере «Тамифлю» и «Пандемрикса», а также в сотрудничестве с международными организациями вроде Всемирной организации здравоохранения.

Джон Перкинс, автор «Исповеди экономического убийцы», говорит: «Ставя большинство людей в положение подчинения меньшинству элиты, мы ищем проблемы и получаем их. Корпократия — это воплощение идеи создания глобальной империи. Компании, правительства и банки используют все свои экономические, политические и информационные ресурсы, чтобы превратить нашу мировую культуру в свирепую машину, и самое главное, к чему стремятся члены этой группы, — это сохранение, расширение и укрепление этой системы, чтобы мы продолжали потреблять то, что они производят».

Это напоминает нам о том, что подобно группе крупных фармацевтических компаний, рассмотренных нами в этой статье, другие ведущие сектора мировой экономики также контролируются несколькими семьями, например, в банковской сфере. Об этом имеется большое количество непроверенной информации, но ясно одно — данные семьи сохранили свое состояние. Пример — семья Рокфеллеров, которая контролировала нефтеперерабатывающую отрасль в Соединенных Штатах и теперь обладает большим политическим, медийным и экономическим капиталом, или семья Морган, в XIX веке основавшая банковскую компанию. Сегодня JP Morgan — один из крупнейших американских банков.

В связи с этим возникает вопрос — неужели мы имеем дело с мировой системой, управляемой всего несколькими семьями, которые определяют судьбы миллиардов людей, или же это просто стечение обстоятельств?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.