Iltalehti (Финляндия): почему Мауно Койвисто не торопился с возвратом Карелии Финляндии?

Сеппинен считает, что Койвисто и правительству Финляндии нужно было «ухватиться» за вопрос о возвращении Карелии в важный период с конца 1980 по начало 1990-х годов. С приходом к власти Михаила Горбачева в 1985 году в Советском Союзе появились более либеральные настроения.

Уже в конце 1970-х годов Советский Союз решил завершить проведение линии, направленной на осуществление революции в Европе, и летом 1990 года осудил Пакт Молотова — Риббентропа 1939 года, согласно которому Финляндия, Эстония, Латвия, Литва и часть Польши были включены в сферу советских интересов.

Летом 1990 года политбюро, которым руководило либеральное крыло Коммунистической партии Советского Союза, приняло решение положительно отнестись к независимости стран Прибалтики и «отпустить их на волю». Тот же принцип был применен в отношении Финляндии и захваченной у этой страны Карелии.

КГБ выступал против

Утрата Карелии в 1944 году после Советско-финской войны стала для Финляндии тяжелым ударом.

Первые попытки вернуть Карелию предпринимались в Финляндии сразу после заключения мирного договора. Однако дальше речей политиков дело не продвинулось.

Юкка Сеппинен, долгое время проработавший в Министерстве иностранных дел Финляндии, какое-то время возглавлял отдел по работе с социалистическими странами.

По мнению Сеппинена, для президента Урхо Кекконена (Urho Kekkonen), который руководил страной с 1952 по 1982 год, карельский вопрос никогда не терял своей важности. Министр и дипломат Макс Якобсон (Max Jakobson) писал в своей книге «Финансовая отчетность» (Tilinpäätös), что Кекконен был буквально одержим идеей возвращения Карелии.

Правда, Урхо Кекконен хотел заниматься карельским вопросом самостоятельно и запретил публичное обсуждение этой темы.

«Кекконен не хотел злить советский КГБ. Нужно различать официальную дружественную линию МИД СССР и строгую линию крыла КГБ», — говорит Сеппинен.

Юкка Сеппинен утверждает, что Койвисто остался на посту президента именно благодаря тому, что проводил линию КГБ.

«КГБ также хотел, чтобы Койвисто воспрепятствовал рассмотрению карельского вопроса», — говорит он.

Борьба за интересы малой родины

C 1987 по 1990 год Сеппинен был главным секретарем проекта финского города Котка, посвященного Второму Роченсальмскому сражению 1790 года.

Летом 1990 года в рамках проекта город Котка провел торжественные мероприятия в честь 200-летия Роченсальмского сражения. На мероприятие приехали президент Мауно Койвисто с супругой, король Швеции Карл XVI Густав и королева Сильвия, а также представители других стран региона Балтийского моря.

«Были подняты флаги всех стран-участниц. Уже тогда вместо советского флага с серпом и молотом был поднят флаг Российской Федерации, такой же, какой поднимают в России и сейчас», — рассказывает Юкка Сеппинен.

После торжества советник-посланник Советского Союза в Хельсинки Лев Паузин пригласил Сеппинена на ужин.

«Он сказал, что либеральное большинство советского политбюро считает, что СССР может начать с Финляндией переговоры о возвращении Карелии», — вспоминает Сеппинен.

На изменившуюся позицию Советского Союза также оказало влияние желание «отделаться» от Выборга, поскольку захваченная территория была в плохом состоянии, а ресурсов на ее восстановление не имелось.

По мнению Юкки Сеппинена, осень 1991 года, когда обсуждался договор, который мог бы заменить Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи (YYA-sopimus), могла бы стать удачным моментом для возвращения Карелии.

«Сопротивление президента Койвисто привело к затягиванию и усложнению ситуации. Против выступал и министр иностранных дел Пааво Вяюрюнен (Paavo Väyrynen)», — говорит Сеппинен.

Позиция Койвисто не изменилась и позже, когда руководство России, пришедшей на смену СССР, и ее президент Борис Ельцин сообщили Финляндии о готовности начать переговоры по территориальным вопросам.

Юкка Сеппинен считает, что Мауно Койвисто, уроженец города Турку, также мог выступать против присоединения Карелии в связи с желанием продвигать интересы своей малой родины.

«Он не хотел, чтобы у Западной Финляндии был конкурент в лице Выборга. Ведь еще в 1930-е годы Выборг был в Финляндии преуспевающим городом».

Ратуша города Выборг

Новых территорий не нужно

Койвисто относился к карельскому вопросу негативно и после окончания своего президентского срока. В 2005 году, на мероприятии организации «Старые товарищи» (Wanhat Toverit) для вышедших на пенсию членов Социал-демократической партии, он сказал в ответ на вопрос о Карелии: «Новые территории Финляндии не нужны. Мы и сейчас-то не можем всю Финляндию заселить».

Объединение «Про Карелиа», бывшая организация «Карельский союз», поинтересовалось в своем пресс-релизе: «Неужели президент полагает, что такая дискуссия и инициатива Финляндии, члена Евросоюза, приведут к войне? Неужели современные страны решают вопросы именно так?»

После Койвисто президентом Финляндии в 1994 году стал Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari), уроженец Выборга. Хотя он и поддерживал возвращение Карелии, удачный момент уже был упущен. С приходом к власти в России Путина в начале 2000-х годов ситуация усложнилась еще сильнее.

Тарья Халонен (Tarja Halonen), которая возглавила Финляндию после Ахтисаари, занимала ту же позицию. Халонен подняла карельский вопрос на встрече с президентом Владимиром Путиным в 2004 году. Как сообщается в документах посольства США, Путин резко отклонил предложение вернуть Карелию.

Нынешний президент Финляндии Саули Ниинистё (Sauli Niinistö) тоже считает, что у официальной Финляндии нет претензий к России, но Финляндия готова к переговорам, если Россия того захочет.

Письмо для Койвисто

Бывший командующий воздушными силами, генерал-лейтенант в отставке Рауно Мериё (Rauno Meriö) был избран на пост председателя «Карельского союза» сразу после завершения военной карьеры весной 1990 года. Его предшественник, государственный советник Йоханнес Виролайнен (Johannes Virolainen) активно продвигал карельский вопрос. Мериё, родившийся в Кякисалми (сейчас — Приозерск, прим. перев.) в 1933 году, продолжил эту линию.

В годы председательства Мериё «Карельский союз» решил начать разговор о возвращении Карелии и отправил открытое письмо президенту Мауно Койвисто.

«Письмо было написано осенью 1991 года и опубликовано в конце 1991 года — начале 1992 года. У нас была серьезная поддержка, но в „Карельском союзе» некоторые посчитали, что этим письмом мы можем испортить отношения с президентом», — вспоминает Рауно Мериё, проводящий пенсионные дни в Ювяскюля.

Однако в марте 1992 года Мауно Койвисто пригласил председателей «Карельского союза» для обсуждения карельского вопроса. Рауно Мериё хорошо помнит тот день.

«Койвисто сказал, что мы можем заниматься развитием Карелии. Лишь позже я понял, что он имел в виду только финансовую помощь переданной России Карелии. Койвисто относился к вопросу возвращения Карелии абсолютно негативно».

Генерал Густав Хегглунд (Gustav Hägglund), который в 1994 году возглавил Силы обороны Финляндии, тоже относился к теме возвращения Карелии негативно.

«Хегглунд сказал, что Финляндия не возьмет Карелию, даже если ее принесут на блюдечке с голубой каемочкой. Я ответил на это, что пусть Хегглунд оставит себе это блюдечко, а вот Карелию пусть все-таки отдаст мне», — смеется Мериё.

Часто бывает в Карелии

Рауно Мериё по-прежнему занимает пост советника правительства организации «Про Карелиа». Его особенно привлекает тема исправления исторических искажений. Советский Союз инсценировал известный Майнильский инцидент и насильно захватил Карелию, напав на Финляндию в ноябре 1939 года.

«Финны, игнорирующие эту тему, одобряют насилие», — говорит Мериё.

В переданной СССР Карелии Мериё был около 40 раз. В 2002 году у него даже взял интервью московский телеканал.

«Русский журналист спросил, что я думаю о вероятности вернуть Карелию. Я ответил, что по жизни уверен в двух вещах: в том, что когда-то мы все умрем, и в том, что однажды Карелия вновь станет частью Финляндии».

Рауно Мериё всегда подчеркивает, что в рассуждениях о возвращении Карелии нужно говорить не о Карельской республике, а о «переданной Карелии». Мериё также признает, что удачное время для возвращения Карелии ушло — таковым был период президентства Койвисто.

«Сейчас этого будет добиться тяжелее — особенно из-за нынешнего руководства России. Сталина опять пытаются возвеличить, хотя Владимир Путин вовсе не такой тиран, как он».

Хорошее место для развития торговли

Мериё считает, что в своих поездках в переданную Карелию он все же кое-чего добился.

«Рядом с табличкой на русском языке у ворот крепости Корела появилась табличка на финском языке: Käkisalmi. Я предложил эту идею в шутку мэру Приозерска на одном торжественном мероприятии», — смеется Мериё.

И хотя Мериё видел на Карельском перешейке ветхие деревни, в которых сейчас живут русские, и длинные ухабистые дороги, он все еще верит, что финский бизнес мог бы быстро возродить эти территории даже без дополнительной финансовой помощи.

«Выборг — замечательное место для торговли рядом с Санкт-Петербургом. Один только его огромный торговый потенциал мог бы решить экономические проблемы без особого дополнительного финансирования. Финским предпринимателям открылись бы великолепные возможности в вопросах торговли и туризма».

Русским, живущим в Карелии, предложили бы получить финансовую помощь для переезда. Остающихся в Карелии русских считали бы иммигрантами, с которыми финны общались бы как с соотечественниками. Финны возродили бы в регионе скотоводство.

«За десять-двадцать лет Финляндия превратила бы переданную СССР Карелию в процветающий регион. Расцвет Карелии был бы выгоден России и Санкт-Петербургу. Возвращение Карелии укрепило бы веру в то, что страны могут спокойно существовать рядом».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.