Гособвинение запросило 6 лет тюрьмы для Кирилла Серебренникова по делу «Седьмой студии»

Гособвинение запросило 6 лет тюрьмы для Кирилла Серебренникова по делу "Седьмой студии" К началу заседания в зале Мещанского суда Москвы собрались около 30 человек, остальных отправили на 9 этаж, где организована трансляция из зала

В деле «Седьмой студии» 22 июня началась стадия прений, в рамках которых гособвинение просит признать Кирилла Серебренникова, Алексея Малобродского, Юрия Итина и Софью Апфельбаум виновными и дать Серебренникову — 6 лет общего режима со штрафом в 800 тыс. руб., Малобродскому — 5 лет, Апфельбаум и Итину — 4 года. Онлайн-трансляцию заседания ведет «Коммерсант».

К началу заседания в зале Мещанского суда Москвы собрались около 30 человек, остальных отправили на 9 этаж, где организована трансляция из зала. В начале прений выступил прокурор Резниченко, потребовавший обвинительного приговора всем подсудимым.

«Мы слышали много спекуляций, что органы имеют претензии к качеству мероприятий на «Платформе». Но если мы посмотрим на обвинения, то там написано четко, что подсудимые совершили мошенничество путем хищений. Сумма ущерба — 133 млн руб. Сторона обвинения полагает, что сумма ущерба подлежит уточнению. Мы считаем необходимым вменить ущерб в сумме 128,9 млн руб. В остальной части мы считаем, что обвинение полностью нашло свое подтверждение», — заявил прокурор.

Далее прокурор напомнил, что Малобродский не признал свою вину, а Серебренников сказал, что не имел никакого отношения к финансовой части работы «Седьмой студии». Итин же сказал суду, что полномочия гендиректора фактически не исполнял, поскольку был занят как гендиректор в ярославском театре имени Федора Волкова. По мнению прокурора, из показаний Итина вытекает, что Серебренников был в курсе финансовых операций. А Апфельбаум говорила, что ее департамент не должен был проверять финансовую документацию «Седьмой студии». Все это говорит о виновности подсудимых.

Кроме того, по словам прокурора, Серебренников завысил стоимость мероприятий, говорит прокурор, а в Минкульт, по словам бывшего бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, подавались отчеты со скорректированными цифрами. При этом деньги обналичивались по фиктивным договорам, которые подписывали Итин или Екатерина Воронова, которая была генпродюсером «Седьмой студии» после увольнения Малобродского.

Также вина подсудимых доказывается показаниями помощницы Масляевой Элеоноры Филимоновой. Та говорила, что Малобродский просил подумать, на кого из «Седьмой студии» можно оформить ИП, из чего следует, что все операции осуществлялись Масляевой по предварительному согласованию с Серебренниковым, Вороновой, Итиным и Малобродским. Хотя позднее сама Филимонова заявила, что показания давались под давлением, в самих показаниях присутствует запись об их добровольности.

По словам прокурора, следующим доказательством вины стали показания Синельникова. Как заявил прокурор, в деле есть показания, где Синельников говорит, что он обсуждал процент, за который он будет обналичивать деньги для «Седьмой студии». Синельников встречался в кафе с Серебренниковым и Итиным, где один из них спрашивал Синельникова, надежны ли его компании. Для обналичивания Синельников привлек людей по фамилии Дорошенко и Педченко, подтвердивших, что компании «РилКом», «ИнфоСтиль» и другие существовали только на бумаге и никаких услуг не оказывали. Деньги обналичивались через них, а затем через Масляеву поступали в кассу «Седьмой студии».

Также прокурор упомянул показания Артемовой и Макарова, которые, по его словам, подтвердили, что у них было ИП, но по факту они лишь снимали деньги и передавали их в кассу «Седьмой студии». Также прокурор напомнил о показаниях бухгалтера и кадровика Войкиной, из которых следует, что Воронова поручила уничтожить бухгалтерию «Седьмой студии»». А свидетель Назаров уточнил, что часть оборудования, которое закупалось для «Платформы», в итоге оказалось в «Гоголь-центре». Свидетель Жирикова заявила, что через 30% компаний, с которыми работала «Седьмая студия», велось обналичивание денег.

Прокурор отметил, что юрист Минкульта Смирнова подтвердила ущерб в 128,9 млн рублей, и за контроль над исполнением контрактов с «Седьмой студией» отвечал «профильный департамент», где работала Апфельбаум. Другие же сотрудники Минкульта, заявившие о давлении на них со стороны следствия, в протоколах допросов никаких замечаний не высказывали.

Кроме того, сторона обвинения напомнила, что «Седьмая студия» была единственным участником конкурса по поддержке проекта «Платформа», автором которого был Серебренников. Среди актов сдачи-приемки, сданных в Минкульт, есть и акты с Синельниковым, хотя при этом работы фактически не проводились. По мнению обвинения, деньги были обналичены Синельниковым и переданы подсудимым, которые распорядились ими по собственному усмотрению.

В 2012 году, по словам прокурора, «Седьмая студия» подписала с министерством культуры соглашение на субсидию, и ей были выделены средства, которые также были обналичены и переданы обвиняемым, а в министерство представлен недостоверный отчет. То же самое произошло и в 2013-2014 годах.

Говоря об оценке экспертиз, находящихся в деле, прокурор отметил корректность третьей и последней на данный момент экспертизы, добавив, что из творческого отчета невозможно достоверно сделать подсчет мероприятий, проведенных студией. Он также поставил под сомнение позицию защиты, согласно которой главный бухгалтер Масляева обналичивала деньги без ведома руководителей «Седьмой студии». Само же руководство было «искренне заинтересовано в обналичивании», так как за деньги, снятые с карты в банке, пришлось бы отчитываться перед министерством.

«У обвинения только один вопрос, куда делись деньги. Покажите, тогда и никакие экспертизы нужны не будут. Но никто никаких документов не показал», — заявил прокурор, настаивая на том, что все эти деньги были похищены. Обвинение просит признать Серебренникова, Малобродского, Итина и Апфельбаум виновными. Серебренникову — 6 лет общего режима со штрафом в 800 тыс. руб., Малобродскому — 5 лет. Апфельбаум и Итину — 4 года. Штрафы также запрошены для Малобродского (300 тыс. руб.), Апфельбаум и Итина (по 200 тыс. руб.).Юрист Минкульта Людмила Смирнова также признала факт похищений и поддержала в полном объеме иск к подсудимым в 128,9 млн руб.

В свою очередь, адвокат Софьи Апфельбаум Ирина Поверинова назвала слова прокурора обвинительным заключением. По ее словам, решение о выделении бюджетных средств подписал министр Авдеев, над конкурсом работала сотрудница по фамилии Соколова (Павлюченко), а после — Алеся Махмутова. Кроме того, сотрудник министерства Шевчук предложил Серебренникову организовать автономную некоммерческую организацию, и все эти люди «ничего не согласовывали и не спрашивали у Апфельбаум, потому что она занимала совсем другую должность». Сама же Апфельбаум не проверяла документы, так как не является специалистом в области финансов. Адвокат также заметила, что никаких хищений не было выявлено и в ходе ежегодных проверок Счетной палаты.

Первую экспертизу защитник назвала «непрофессиональной», и заявила, что третья экспертиза «вызывает много критики и вопросов, на которые нет ответа». По мнению адвоката, корректной является вторая экспертиза в деле, согласно которой реализация этого проекта стоит больше, чем было выделено государством.

Что же касается Нины Масляевой, то она, по словам адвоката, никогда не признавала себя виновной в хищении 133 миллионов. Кроме того, следствие не доказало и факт хищений непосредственно со стороны Апфельбаум, что свидетельствует о необходимости ее оправдания. После выступления Повериновой судья объявил перерыв «на обед» до 14:15.