Деньги, выделенные на спасение редких оленей, судьбой которых интересовался Путин, пустили на развитие частных охотничьих угодий

В 2016 году на Алтае планировалось создать питомник для саблезубых оленей кабарги и лабораторию для использования выделяемого ими мускуса Президент заинтересовался животными и поручил создать для них питомник на территории алтайского природного парка "Белуха"

В 2016 году на Алтае планировалось создать питомник для саблезубых оленей кабарги и лабораторию для использования выделяемого ими мускуса
wrangel / DepositPhotos

Президент заинтересовался животными и поручил создать для них питомник на территории алтайского природного парка «Белуха»
Katedv / wikimedia.org

В 2016 году на Алтае планировалось создать питомник для саблезубых оленей кабарги и лабораторию для использования выделяемого ими мускуса: проект курировал лично президент РФ Владимир Путин. При этом инфраструктуру для разведения редких оленей создают на охотничьих угодьях компании, владелец которой ведет бизнес с госкорпорацией «Ростех». В итоге для питомника пока построили лишь временное сооружение, зато на территории угодий появился дом с вертолетной площадкой, пишет портал «Важные истории» в совместном расследовании с «Трансперенси интернешнл — Россия».

В 2013 году к Путину обратились представители Китая с просьбой продать несколько сотен особей кабарги, или саблезубого оленя, который выделяет мускус, использующийся в китайской, корейской и японской традиционной медицине. Как рассказывал директор алтайского филиала ФМБА Константин Сайланкин, после этого президент заинтересовался животными и поручил создать для них питомник на территории алтайского природного парка «Белуха».

Сайланкин имеет репутацию отличного охотника и одного из первых организаторов охотничьего туризма в Республике Алтай. При этом охотничьи угодья основанной им компания «Уч-Сумер» почти совпадают с территорией указанного парка «Белуха», которым руководит племянник Сайланкина Игорь. В 2014 году алтайская прокуратура пыталась доказать, что охотничьи угодья не могут находиться на особо охраняемых и заповедных территориях, но эти претензии были отклонены судом.

Сам Сайланкин возглавлял «Белуху» в начале 2000-х. Тогда же на Алтай приезжал еще один видный охотник — глава «Ростеха» Сергей Чемезов, однако Сайланкин отказался уточнять, устраивал ли он охоту для Чемезова. Еще одним знакомым бизнесмена является первый заместитель по госкорпорации «Ростех» Владимир Артяков: компания младшего брата Артякова к 2010 году владела половиной старейшего организатора охотничьих туров на Алтае — фирмы «Кучерла». А другая половина принадлежала Сайланкину и четырем его родственникам. Кроме того, Сайланкин занимался мясопереработкой вместе с главой входящего в «Ростех» холдинга «Спецхимия» Юрием Зозулей.

Еще несколько участков на территории охотничьих угодий компании «Уч-Сумер» в алтайском природном парке «Белуха» достались в собственность экологическому фонду «Кабарга». Учредителем этого фонда является некий Сергей Адоньев, которого также считают близким к Чемезову. На сайте фонда «Кабарга» сказано, что фонд вместе с ФМБА и при участии компании «Уч-Сумер» приступил к восстановлению алтайской популяции кабарги, «находящегося на грани браконьерского уничтожения».

Между тем некоторое время назад на одном из участков фонда был замечен небольшой деревянный дом площадью 90 квадратных метров с расположенной неподалеку вертолетной площадкой, хотя в особо охраняемой зоне не должно быть капитальных строений. Когда выяснилось, что участки природного парка проданы фонду, алтайское Минприроды подало на компанию в суд.

Сайланкин заявил, что строения, которые заметили экологи, являются временными и их строительство согласовано с руководством парка и местной дирекцией особо охраняемых территорий. «Там два дома: один — [используется] как маленькая гостиница, второй — для егерской службы. Цель была сделать рекреационную зону, поскольку она посещается туристами, и туристами дикими», — заявил он, добавив, что проект ФМБА по спасению кабарги развивается на охотугодьях его компании именно потому, что кабарга не подлежит отстрелу и внесена в Красную книгу.

В 2016 году Минздрав сообщил о бюджетных инвестициях в строительство лабораторий и питомника на базе алтайского филиала ФМБА. Целью проекта министерство назвало «создание научно-клинической базы для разработки и испытания инновационных фармакологических препаратов на основе мускуса кабарги», которые бы повышали уровень физической работоспособности, в том числе для спортсменов. С 2016 по 2018 годы на этот проект должны были выделить 1,522 миллиарда рублей.

Депутат Госдумы, хирург Алексей Куринный называл этот проект «бредом», но деньги на него все же были выделены. Как выяснила «Трансперенси интернешнл — Россия», в 2017 году правительство без конкурса назначило подрядчиком «Дирекцию строящихся объектов» ФМБА. А эта дирекция передала почти все работы субподрядчикам, но уже по меньшей стоимости, зарабатывая на разнице цены контрактов. На официальном сайте госзакупок не удалось обнаружить ни контрактов субподряда, ни каких-либо связанных с ним документов.

В начале марта 2020 года московское управление Федеральной антимонопольной службы (ФАС) провело внеплановую проверку деятельности по проекту, но не нашло нарушений. В «Дирекции строящихся объектов» ФМБА ответили, что не должна размещать документы, поскольку финансирование этих контрактов якобы осуществляется за счет внебюджетных средств.

Между тем проблемы со строительством питомника для оленей и лаборатории начались сразу на стадии проектирования, которое заказали петербургской компании. Как рассказал Сайланкин, разработанный проект не подошел к местным условиям, и переработанный его вариант пройдет госэкспертизу в августе. Сейчас, по словам Сайланкина, на выделенных землях есть только временный вольер для оленей кабарги, в котором содержатся десять особей.

Он уточнил, что из запланированных денег на алтайскую часть проекта потратили пока только 100 миллионов рублей и планируют потратить еще полмиллиарда. Эти деньги пошли на строительство дороги через тайгу и моста через реку, — то есть фактически на создание инфраструктуры на землях природного парка, которые являются и охотничьими угодьями компании «Уч-Сумер». Между тем примерно в 600 километрах от выбранного места находится Центр по поддержке редких видов животных «Алтайэкосфера», который давно разводит оленей кабарги. Однако его подключили к проекту совсем недавно.

Экологи находят странным тот факт, что члены одной семьи одновременно руководят природным парком и владеют охотхозяйством, действующим на его территории, а еще один член семьи занимает должность госинспектора в области охраны окружающей среды. «Пока все это выглядит как создание инфраструктуры на охотничьих угодьях людей, имеющих больших покровителей», — констатирует руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Greenpeace России Михаил Крейндлин.