Ответственность за ложь или кара за мнение?

12 декабря 2018 года (в день Конституции РФ, земля ей пухом) в Государственную думу Федерального собрания Российской Федерации были внесены два законопроекта, предусматривающие введение или ужесточение ответственности за неуважительные материалы о власти в интернете. Анализируем.

По мнению законодателей, а именно депутатов Государственной Думы Д.Ф.Вяткина, Г.А.Карлова, П.О.Толстого и других уважаемых деятелей; членов Совета Федерации А.А.Клишаас, Л.Н.Боковой, И.В.Рукавишникова, изменению подлежат статьи 13.15. и 20.1. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку сейчас они позволяют безнаказанно оскорблять представителей власти. Видимо, санкции статьи 5.61 КоАП РФ кажутся слишком мягкими, а про статью 319 УК РФ господа и дамы предпочли забыть. Или же она слишком сурова и петля на шее интернет-писателей должна быть ошейником, а не удавкой.

Первым законопроектом предлагается дополнить статью 13.15. КоАП РФ «Злоупотребление свободой массовой информации» частью 9 следующего содержания: «Распространение в средствах массовой информации, а также
в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, наступления иных тяжких последствий. В качестве санкции устанавливается крупный штраф или же административный арест.

В пояснительной записке к законопроекту указано следующее: «Указанные меры предлагаются в целях предотвращения угрозы общественному порядку в Российской Федерации. Принятие предлагаемого законопроекта будет способствовать выполнению СМИ своей основной функции – предоставлению обществу достоверной, полной и объективной информации. Данным законопроектом закрепляются правовые гарантии против злоупотреблений свободой слова, которые могут создать угрозу государственной и общественной безопасности.» Злоупотребляете, гады такие, тем, чего нет. Низзя!

Джордж Оруэлл машет нам ручкой. Серьезно – законопроект создает ряд проблем. Например, кто будет решать, какая информация является правдивой, какая – заведомо ложной, а какая – вольной трактовкой. Министерство правды РФ – это звучит гордо!

Состав нового правонарушения выглядит странно. Объективная сторона предполагает наличие ряда обязательных признаков – лживость, то есть прямое противоречие фактам, заведомость, то есть лицу, разместившему публикацию, заранее было известно о ложном характере его публикации, а также – общественная значимость.

И если первый признак еще можно доказать документально, то оставшиеся два создают почву для произвола. Презумпция невиновности в административном производстве не работает – еще ни разу не прекращались политические дела за недоказанностью именно вины, а это значит – любой автор априори признается лжецом, не взирая на осознанность ложного характера публикации. Даже если публикация является рассуждением, основанном на раннее опубликованном материале.

Про общественную значимость просто промолчу – значимым в наше время признать можно все, от половой ориентации депутата до коррупции в министерствах. Последнее, кстати, создает почву для усиления протестных настроений – митинги после фильма «Он вам не Димон» тому подтверждение.

Недолго мы радовались… Инициатива парламентской группы – сатисфакция за частичную декриминализацию статьи 282 УК РФ. Как в том анекдоте – на, мальчик, конфетку. А теперь – на, мальчик, по лицу! И конфетку отдай!

Следующим «невероятно важным» законопроектом является внесение изменений в статью 20.1. КоАП РФ, которая называется «Мелкое хулиганство». Чтобы максимально вникнуть в суть происходящего в головах законодателей, приведу формулировку понятия «Мелкое хулиганство» из ч.1 ст. 20.1. КоАП РФ. «Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества».

Мало? Плохая формулировка? Вроде нет…

Внимательно прочитав данное определение, мы переходим к законодательной инициативе тех же депутатов и сенаторов, желающих дополнить статью 13.15. КоАП РФ. Звучит инициатива так: «Внести в статью 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях изменение, дополнив ее частью 3 следующего содержания: «3. Распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», информации (материалов), предназначенной (предназначенных) для неограниченного круга лиц, выражающей (выражающих) в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации и органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации. По санкции – ничего нового – крупный штраф и арест. М-да, а я думал, это у меня шутки плохие, а предыдущая инициатива странная. Ошибся…

Что же получается? Свобода мысли и слова, гарантированная гражданам РФ ч.1 ст. 29 Конституции Российской Федерации, может быть ограничена? Разумеется! Любить Родину и любить государство – это ведь синонимы.

Есть пословица – не сумевшим заслужить уважение приходится его требовать. К чему я это? Да так – просто вспомнил, совершенно ни на что не намекая.

Комитет Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции уже поддержал законопроект, дополняющий статью 20.1. КоАП РФ. От профильного комитета по данному вопросу никаких заявлений ещё не поступало, но можно уже быть уверенным, что законопроект, который еще больше ограничит нашу свободу, будет принят, и мы станем свидетелями вынесения сотен постановлений за мнение, не совпадающее с официальным.

Остается лишь надеяться, что Конституционный суд по жалобам на новый закон, которые наверняка будут, вынесет правильное решение, не забывая, что у Российской Федерации есть и международные обязательства. Например, Софийская декларация ООН «О плюрализме в СМИ» или же положения статьи 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.