О незаконном преследовании Анастасии Шевченко

Дело Анастасии Шевченко, возбужденное по ст. 284.1 УК РФ, действительно является преступлением. Преступлением, совершенным в отношении Анастасии, – хорошего человека, никогда и никому не желавшего зла, стремящегося только к миру и свободе для своей страны.

Что такое преступление? Согласно уголовному кодексу РФ, это общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания.
Дело Анастасии Шевченко, возбужденное по ст. 284.1 УК РФ, действительно является преступлением. Преступлением, совершенным в отношении Анастасии, – хорошего человека, никогда и никому не желавшего зла, стремящегося только к миру и свободе для своей страны.
Почему возбудили дело? Статья косноязычно наказывает за «руководство деятельностью на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо участие в такой деятельности, совершенные лицом, которое ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние два раза в течение одного года».
Международная или иностранная неправительственная организация – это «Открытая Россия». Но не российская, а одна из ее британских тезок – Open Russia Civic Movement или Otkrytaya Rossiya.
Начнем с того, что обеих британских организаций в настоящее время юридически не существует: обе прекратили деятельность. Информацию об этом можно найти в английском аналоге ЕГРЮЛ. То есть Анастасии вменяют участие в несуществующей иностранной организации? Похоже на то, ведь в действительности Настя руководит ростовским отделением Российского общественного сетевого движения «Открытая Россия» – так движение называется в соответствии с его уставом. Российское движение, федеральный совет которого находится в Москве, учрежденное и финансируемое гражданами РФ. Единственное, что роднит его с английскими «двойниками», – это название и имя основателя, Михаила Ходорковского, который, получается, основывает нежелательные организации в промышленных масштабах. Это что за презумпция вины такая? 
Теперь – о названии. Обратим внимание, что оно совпадает не только с несуществующими британскими организациями, но и с российским межрегиональным общественным объединением «Открытая Россия», зарегистрированным в РФ. Его учредителем там также является М.Б. Ходорковский. При этом организация на настоящее время действует и не может являться нежелательной, поскольку зарегистрирована в ЕГРЮЛ. Почему между российскими «Открытыми Россиями» не ставят знак равенства, раз ссылаются на называние? А ведь все сомнения, согласно презумпции невиновности, надлежит толковать в пользу подозреваемого или обвиняемого.
Сейчас ни одного доказательства, подтверждающего тождество между британской и российской ОР или опровергающего тождество российских ОР, не существует, и обвинение по ст. 284.1 УК РФ выглядит высосанным из пальца.
И самое главное – сама суть «преступления» Анастасии.
Оно якобы угрожает основам конституционного строя и безопасности государства. Серьезно? Публикации «Открытой России» находятся в открытом доступе – ни одна из них не призывает к свержению конституционного строя и не посягает на безопасность государства. Наоборот – изменения предлагаются путем мирного, законного проведения реформ. Чем докажут этот элемент состава, если доказательств быть не может? 
Но ладно публикации – куда опаснее, наверное, была деятельность Насти? Конечно! – Общественно опасные лекции, общественно опасная благотворительность… Дико. Причем здесь Уголовный кодекс? 
И еще. Согласно обвинению, которое предъявляют Насте, целью ее «преступления» должно было быть свержение основ конституционного строя, это понятно из главы УК. Мотив – личная неприязнь к режиму, а вина – прямой умысел на подрыв конституционных устоев путем участия в иностранной нежелательной организации или руководства ей.
Какое свержение? Какой подрыв основ? Захотела сделать свою страну лучше, разочаровалась в правящей партии, пришла в оппозицию – и на тебе! Преступницей назвали. 
Никакого преступления в действиях Анастасии нет, как не было и предыдущих правонарушений, вмененных по формальному признаку ради статистики. К сожалению, судьба человека для нашего «правосудия» не значит ничего. Новая палка, новое дело, новая сломанная жизнь.
Как же хочется ошибаться в предыдущем абзаце… Убедиться, что справедливость и здравый смысл возьмут верх над формализмом, и несправедливое, незаконное уголовное дело прекратят. Скрестим пальцы.
Настя, мы с тобой, независимо от убеждений, партийности, отношения к разным политическим течениям. Мы – люди, и мы за человека.

Текст открытого письма в СПЧ тут

#ОткрытаяРоссия