Как банк «Траст» шесть лет жил с дырой в капитале и почему не смог так жить дальше

Кому не нравятся ноты

Сама схема размещения кредитных нот относительно проста, рассказывает исполнительный директор Райффайзенбанка Александр Булгаков: есть SPV – техническая компания-эмитент, обычно это компания-сирота и не принадлежит банку. Во всех проспектах эмиссии таких нот сказано, что основная цель существования компании – выпустить ноты и выдать кредиты заемщику (в нашем случае – «Трасту». – «Ведомости»). Есть два основных лица – эмитент и заемщик, и последний берет на себя весь кредитный риск, а по истечении срока обращения нот возникает обратный денежный поток от банка эмитенту, который направляет средства держателям бумаг.
«Траст», по словам его представителя, выпускал ноты по более запутанной схеме: банк по предоплате передает деньги офшору TIB Investments за будущий субординированный заем; TIB Investments переводит деньги технической компании (например, С.R.R. B.V.) в оплату выпущенных ею CLN; техническая компания, как и полагается, отдает эти средства в субординированный кредит «Трасту», а TIB Investments передает ноты банку в погашение долга. В результате у «Траста» в активе его же CLN, в пассиве – субординированный заем, резюмирует представитель «Траста», но капитал пока не увеличился: фактически банк выдал этот суборд сам себе.
Далее CLN должны выкупить сторонние инвесторы. «Траст» выдает кредит офшорам, те перечисляют деньги TIB Investments, которая покупает у «Траста» CLN. У «Траста» на балансе по-прежнему суборд, а в активе «долг, который, как мы теперь знаем, никогда не будет погашен», говорит представитель банка. TIB Investments продает CLN реальным держателям нот, получает деньги, но не закрывает долг перед офшорами, а те – долги перед банком, а направляет средства на другие офшоры и проекты.
«Никаких кредитов, которые сам банк выдает изначально в рамках выпуска нот, не предусмотрено, при этом, получив деньги, банк может делать с ними что угодно, это не регламентируется эмиссионными документами, в которых направлением использования средств обычно указываются общекорпоративные нужды», – объясняет Булгаков. По его словам, при выпуске субординированных облигаций банк согласовывает кредитный договор, являющийся частью проспекта эмиссии, с ЦБ и получает добро, что все соответствует законодательству по выпуску субординированных инструментов. Без разрешения ЦБ выпустить субординированные бумаги, которые могут быть включены в капитал, нельзя, а дальше это уже вопрос надзора – как банк этими средствами распоряжается, указывает Булгаков.
Юров рассказывает, что TIB Investments была агентом по продаже нот, а ЦБ давал разрешение на включение субординированного кредита в состав капитала 2-го уровня, исключительно после подтверждения факта поступления всех денежных средств на баланс «Траста» (на его корреспондентский счет) и до момента продажи ноты инвестору эти бумаги не оказывали никакого влияния на капитал банка. ЦБ это не комментирует.