Как кредиторы «Связного» оказались в ловушке

Что общего у «Связного» и «Евросети»

Олегу Малису ситуация со «Связным» очень напоминает то, что происходило с «Евросетью» в 2008-2009 гг.: «Но [основатель «Евросети»] Женя Чичваркин, в отличие от Максима, проявил себя как человек слова. Там не было наслоений залогов, хотя был огромный общий долг в $950 млн. История была сложная, но интересная». «Евросети» помогла смена владельцев: сам же Малис, работая в то время вице-президентом Altimo — одного из крупнейших акционеров «Вымпелкома», выступил, как он сам выражается, архитектором сделок по продаже розничной сети Мамуту, а затем 49,9% ее акций — «Вымпелкому».
Сходство ситуаций «Евросети» и «Связного» на этом не заканчивается. Одним из давних кредиторов «Евросети» был тот же Промсвязьбанк, и в 2009 г., по словам близкого к «Евросети» человека, он даже пытался спровоцировать дефолт и забрать контрольный пакет ее акций — повысив ставку с 8,75 до 16% годовых. В результате менеджменту «Евросети» пришлось спешно рефинансировать долги, вспоминает собеседник «Ведомостей». Представитель «Евросети» не стал это комментировать. Ставка по кредиту «Евросети» действительно повышалась в течение 2008 — начала 2009 г. — но это происходило постепенно, минимум 5 раз за это время, и было связано с общей рыночной ситуацией, говорит человек, близкий к Промсвязьбанку. По его словам, изначально ставка по кредиту была привязана к LIBOR, но, когда в 2008 г. на фоне разгорающегося кризиса в Европе ставка LIBOR пошла вверх, заемщик и банк договорились о фиксированной ставке, одновременно с этим банк увеличил кредитный лимит. Сам Мамут не расценивает переговоры с Промсвязьбанком как попытку захвата «Евросети», но признает, что они были «тяжелыми», а его пакет в ритейлере в тот момент действительно находился в залоге у банка. Промсвязьбанк был крупнейшим кредитором «Евросети», подтвердил «Ведомостям» Чичваркин, и по этому кредиту был залог. «Но я считал, что [владельцы Промсвязьбанка] братья Ананьевы — честнейшие люди, им можно доверять, именно поэтому я без страха занимал у них деньги. Я знал, что они не будут «отжимать» у меня компанию», — говорит Чичваркин.
Иную версию этой истории излагает Артем Констандян из Промсвязьбанка. По его словам, банк был крупным кредитором «Евросети» с 2003 г., а к моменту ее покупки Мамутом компания была должна ему около $300 млн. Но «никаких материальных активов, тем более акций, тем более контрольного пакета, у Промсвязьбанка не было, в том числе поэтому смена собственников «Евросети» происходила без согласования с кредиторами», настаивает он. После смены собственника банк продолжал конструктивно взаимодействовать и кредитовать «Евросеть» на рыночных условиях, продолжает Констандян; никакого резкого изменения ставок, угрожающего возможности компании выплачивать кредит, не было.
Аналогичным образом Промсвязьбанк сотрудничает и со «Связным», говорит Констандян: ГК с 2002 г. «развивалась при нашей активной кредитной поддержке», а Trellas — заемщик банка с 2012 г. «Основания для кросс-дефолта у нас появились в ноябре 2014 г., но банк спокойно ожидал разрешения ситуации с акционерами и, лишь не получив удовлетворительного предложения по урегулированию, начал естественный процесс по защите своих интересов, — объясняет Констандян. — Промсвязьбанк делает ровно то, что должен делать в подобной ситуации любой добросовестный кредитор».